Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Из жизни сильфид и фавнов

Они приходят к нам под видом прекрасных фей и сильфид, а уходят разъяренными фуриями. От них веет сыростью лесов. Они – сама природа и в них полно стихийного очарования. На них нельзя опереться, как на воду или ветер. Это они опираются на нас.

Все семьи несчастны по-своему. Все союзы так или иначе негармоничны. Либо фавн жестко доминирует и подавляет сильфиду, превращая ее в полуприслугу при себе, либо сильфида третирует своего слабого и покорного фавна, контролируя жестче, чем олимпийское КГБ, строя и высмеивая любые потуги на свободу и личное мнение. Если же силы у обоих равные – совместная жизнь превращается в постоянный бой (олимпийские игры).


Чем дальше, тем больше думаю, что сильфида для фавна не может быть другом. Она все равно всегда будет соперником, который даже может ему помогать – ради собственного благополучия. Она никогда не простит ему, что он сильнее, что он причиняешь ей боль, заставляя рожать, воспитывать, что он унижает ее своим как бы "превосходством". Она считает, что "отомстить" ему – это справедливо: он слишком хорошо живет.

И вот еще: свойственно ли сильфиде благородство? Она многое может сделать ради того, кого любит или в ком нуждается. Но благородство? Или это чисто фавновское понятие? А сильфида может позволить себе любую слабость, непоследовательность, непостоянство, неверность – и все будет оправдано в ее глазах.

Сильфида – энигма, предсказать ее нельзя. Кажется, она и сама не способна на это. Она может демонстрировать разную себя в разных обстоятельствах. Если она не делает каких-то вещей – то из-за боязни последствий, слишком крупных для нее. А если никто не узнает – то делает. Или я клевещу на прекрасных сильфид?

Впрочем, едва не большинство фавнов – точно такие же. Благородство в наших повырубленных лесах нынче такое же отжившее понятие, как дуэль на свирелях.

Но если сильфида не может быть другом – зачем тратить на нее столько сил: на ссоры или на выполнение придуманных ею для тебя дел? Из-за родового инстинкта? Тщетного поиска покоя?

Мифоперсонажи наших лесов бесконечно немощны. Заведя себе сильфиду, ты не усиливаешь себя и не уменьшаешь собственную немощность. Ты погрязаешь в новых проблемах, которые вы решаете как бы вместе. Прежние и, вероятно, настоящие проблемы остаются за рамками данного момента. Поселившись в горах, ты уже мало интересуешься проблемами равнин. Ты развлекаешь себя новой ситуацией и радостями, но эта ситуация и радости обязательно породят новые, еще большие проблемы. Надо ли бояться проблем? Нет, конечно. Но надо ли создавать искусственные и ложные, когда еще не решены основные?

Мифоперсонажи бегут в любовь, семью, отношения – так, как кто-то бежит в казино. Их толкают туда яркие ощущения и надежды. (В первом случае толкают, конечно, и накопившиеся в крови гормоны.) Если им повезет – они становятся счастливыми, если не повезет – философами. Это история Сократа (и афоризм его же). В любом случае они растрачивают на семью огромное количество собственной силы – и не становятся тем, кем могли бы быть. Но при счастливом варианте – тут есть возможность утешиться. При гораздо более распространенном несчастливом – у мифоперсонажа нет никакого утешения. Жизнь прошла, а рядом только нелюбимая надоевшая сильфида (к которой, впрочем, уже притерпелся и привык) и равнодушные эгоистичные дети-балбесы. Вот и весь итог жизни. Однако можно дойти до такого смирения, что начать наслаждаться таким итогом. Ведь в любом случае жизнь полна подстав, мофоперсонажи внезапно заболевают и умирают – и становятся гораздо дороже. Ибо ценится то, что способно быть потерянным.

Гордая сильфида, как и фавн, не может любить. Фавн может влюбляться, безумствовать, ощущая святость каждого пупырышка на коже, каждого волоска на теле, ревновать, – но любить не может. В лучшем случае, он может любить своего ребенка, но не свою сильфиду. Он ждет любви от нее. Для него любовь – это главенство, покорение. Лишь смиренную сильфиду, словно ребенка, он может любить. Несмиренный мифоперсонаж – это противник, а как его можно любить?

Современная сильфида сплошь и рядом относится к фавну как к своему историческому врагу. Она подозревает его в готовности к господству, неверности, ненадежности. А современный фавн подозревает сильфиду в той же неверности, стервозности, склонности к дрессировке. (Посмотрите, как современная эмансипированная сильфида пилит своего фавна, если ей по милости небес достался фавн покорный и трудолюбивый – она оттянется на нем по полной программе, за все века угнетения сильфидского племени! Или за то, что возится с таким ничтожеством, вместо того, чтобы стать женой принца-фавна, на что, по своим несомненным достоинствам, могла бы рассчитывать.)

Какая уж тут любовь!

Когда проходят опьяненность и иллюзии влюбленности, мы находим просто мифоперсонажа, в чем-то непонятного, в чем-то подозрительного, едва не опасного, недовольного тобой и всем на свете. Не разрешившего ни одной твоей проблемы, но навешавшего на тебя кучу новых, по сравнению с которыми твои прежние кажутся полной чепухой. Какая уж тут любовь!

Tags: из жизни сильфид и фавнов, медитации, песни Мальдорора
Subscribe

  • Роль

    Вчера я получил письмо, в котором меня извещали, что мое желание удовлетворено, и я приглашен на роль несчастного человека в ближайшей пьесе.…

  • ОСТРОВ НИКОГДА (апгрейд повести)

    Ты строишь то, что хочешь, ты получаешь то, что заслуживаешь, образ окружающей тебя реальности – это образ тебя самого… Мы…

  • Игуана -2 (конец)

    Узелок имел и свое продолжение, в котором, конечно, и заключалась вся его соблазнительная и грустная прелесть. Через три года, весной 87-го, я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • Роль

    Вчера я получил письмо, в котором меня извещали, что мое желание удовлетворено, и я приглашен на роль несчастного человека в ближайшей пьесе.…

  • ОСТРОВ НИКОГДА (апгрейд повести)

    Ты строишь то, что хочешь, ты получаешь то, что заслуживаешь, образ окружающей тебя реальности – это образ тебя самого… Мы…

  • Игуана -2 (конец)

    Узелок имел и свое продолжение, в котором, конечно, и заключалась вся его соблазнительная и грустная прелесть. Через три года, весной 87-го, я…