Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Православное байк-шоу в Севастополе

Стоило мне оттуда уехать – как умер Аксенов и приехали байкеры с хоругвями (и «голыми сиськами»). Естественно, на это действо (байкеров, хоругвей и сисек) я не пошел бы ни при каких обстоятельствах. Хотя именно «голые сиськи» кажутся в этой голой профанации на месте, компенсируя или исправляя абсурд всего мероприятия. Впрочем, мне не жаль ни одну из самопрофанирующих сторон. Православие зашло слишком далеко, чтобы бояться этого или чего угодно. А байкеры… а кто они такие, если вспомнить (не фильм «Беспечный ездок», а тех, кого описал Хантер Томпсон, получивший от них п…ей)...

Все они вышли из знаменитых калифорнийских «Hells Angels», ультраконсервативных отморозков (вроде наших люберов), которые ненавидели негров, евреев, красных. Которые разбивали головы участникам антивоенных демонстраций в Беркли в середине 60-х. Это потом Кизи удалось «расколдовать» их с помощью LSD, почти приручить. Почти. Они стали «охранять» концерты «Grateful Dead», они, по наводке их менеджера, взялись за охрану «Rolling Stones» на печально знаменитом выступлении в Алтамонте, где «ангелы» замочили негра. В Сан-Франциско они «охраняли» (за бабки) хипповые «Филмор Весты», то есть, по существу, контролировали территорию – и от них просто откупались, как бы найдя им работу и мечтая, чтобы они побыстрее ужрались и перестали стремать пипл.

Если наша православная церковь в лице Кураева и наш Первый Министр решили позаигрывать с этой силой (еще в наших палестинах очень слабой) – что ж, наверное, это логично. Рыбко заигрывает по старой памяти с хиппами, но это слишком по-вегетариански. Кураев выбрал байкеров, во многом – хипповых антагонистов. Шире – все это, конечно, заигрывание с пассионарной молодежью. Успех перевербовки может принести и церкви и власти гораздо больше дивидендов, чем якшанье с «Нашими», ничем великим в истории человечества себя не запятнавшими.

А теперь о Севастополе, который был избран целью мероприятия.

Это город с уникальной культурной традицией, пусть вся она мертва. Как бы мертва: камни и история сами говорят за себя. Теперешний город повторяет судьбу едва не всех совковых городов, когда в силу войн и революции пришлое население почти полностью вытеснило или заменило автохтонов. Государство гипертрофировало милитаристский и промышленный момент, стихийной гражданской инициативы, понятно, не было (люди тут жили армейские, послушные)… И теперь здесь слишком много провинциальности, и культурная жизнь бедна, как я не знаю где…

Но все же она спасется за счет своего особого территориального (Крымского) статуса, за счет тех же греков, в конце концов. Крым – эта такая культурная и историческая кунсткамера. Возможно, он не адекватен с точки зрения современной культурной ситуации, но при его истории – на это можно легко насрать. У него в любом случае есть то, чего нет ни в одном другом месте. И никогда не будет.

А люди, что здесь (там) живут: они все же однозначно – мягче и нормальнее, чем жители Москвы. Как и питерец, рядовой севастополец может сказать – я живу в памятнике. С точки зрения которого – даже Российская Империя – предпоследняя страница. И мы пишем в этом романе самую последнюю, на которой, возможно, и байкеры попадут между строк.


 
Tags: Севастополь, здесь в печальной Тавриде, политика, религии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments