Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Про свободу

 

Этот пост (а мы всегда на посту) может показаться парадоксальным, и я догадываюсь, что совсем не буду понят. Тем не менее…

Высочайшая свобода – это не позволять себе никакой свободы. Все, что мы хотим делать – это вожделение, слабость и глупость. Все, что мы имеем от них – сожаления и несвобода. "Помышления сердца человека – зло от юности его". 
В любом живом существе заложено стремление к максимальной экспансии. Для чего ему потребны максимальная свобода и максимальная сила. Успех экспансии – вообще-то не подразумевает ни личное счастье, ни личную свободу. Существо действует в этом направлении бессознательно и стихийно. Ни один результат не будет удовлетворителен для него – ибо внеличностное в нас мы путаем с личным и примитивное облекаем в возвышенное. 
Получается: свобода – лишь негативна? Никто, однако, не препятствует совершить действие благородное, неэгоистическое и смелое (или любое другое). Жизнь – это лабиринт. Убежав из одного коридора – ты попадаешь в другой. Надо как-то подняться над лабиринтом. Это и есть свобода. Ты можешь выбрать дорогу излишеств, и, кто знает, может быть, она приведет к дворцу мудрости. А, может быть, просто позволит прожить ярко и быстро. Именно поэтому мы должны иметь максимальную свободу. Чтобы у нас не было отговорок. А современный человек свободен – сколько угодно бегать по лабиринту. На сколько может быть свободно материальное тело в материальном (лабиринтовом) мире. У свободных результаты свободы искажены ими самими. Тут лучше всего видны границы ее (и твоих) возможностей. 
Свобода – ружье в руках, и все пули летят в тебя. 
Старая даосская мысль: быть вынужденным – путь мудрого. В его действиях нет каприза и произвола, а есть лишь понимание необходимости. Он делает лишь то, что требует ситуация. Или мужественно отвечает "нет", не боясь показаться "плохим"… 
Свобода – последнее утешение неудачника, – был у меня такой афоризм. От такой свободы хочется бежать: что угодно, но не это, не такой ценой! Впрочем, есть шанс сделать из необходимости доблесть. 
Итак, свобода – это отсутствие потребности в другом. Тебя не беспокоят больше его оценки, не прельщают удовольствия, от него происходящие. Ты действуешь лишь из себя. Тебе ни к чему нравиться ему, улавливать его и, в свою очередь, улавливаться им. Удачник ты или неудачник – это чужие безразличные мнения. Лишь тебе известно, что и зачем ты делаешь, чего в конце концов намереваешься добиться.
Это похоже на эгоцентризм, но это не так. Чистое "эго" пользуется другим, оно не самобытно и не самодостаточно. "Эго" – значит брать без отдачи. 
Та свобода, о которой я говорю, уже не берет. Она полна, ей ничего больше не нужно. Она сама может давать, не исчерпываясь. Впрочем, дает она больше теоретически. В действиях слишком мало свободы. Действие протекает среди других, и тут трудно не влиять и не подвергаться влиянию. 
Свобода – это мера и равновесие. Ничто никуда не стремится, не качается, не падает. Это как бы застывшее бытие, бытие, познавшее себя и закольцевавшееся на себе. 
Может быть, это звучит уныло, но мне кажется, что лишь при такой свободе можно видеть мир как цельную и мудрую картину. Так смотрит сытый и ничем не обремененный младенец. Так смотрит лишь освободившийся из тюрьмы либо выздоровевший от тяжкой болезни. Мир бесконечно лежит во все стороны, одинаково прекрасный, и весь принадлежит тебе. Недифференцированно, не расчленимо на лучше-хуже, ближе-дальше. Тебе не надо от него ничего, никаких дополнительных кайфов. Ты видишь его как истину. 
Ясный пень, что ты живешь в конкретном месте и связан с людьми. Моральный человек не может быть свободным. Ибо на нем (как он подозревает) висит весь мир. "Мир держится жертвами"… Свобода уравновешивается Порядком – в голове и законах. В конце концов, мы все делаем ради истины и какого-то наиглавнейшего Порядка или Правды – а она выше Свободы. Тем более такой жалкой, как наша собственная.
Парадокс в том, что искать эту "Правду" может только свободный. Пусть свободы будет совсем мало, но она будет наилучшего качества. Если есть у тебя такое "сокровище" – на тебя будет труднее давить. Тебя проще будет убить, чем изменить. Вот серьезный показатель свободы.
И все же и это не вся еще свобода. Свобода не бывает сразу, свободу надо заслужить. Чуть перефразировав Паскаля: самый свободный и счастливый тот, кто может спокойно оставаться у себя в комнате. 
Можно сказать иначе: поднявшийся на данный уровень свободы постигает более высокое, чем она – Должное. Поступки, исходящие из Должного, по идее, должны нести черты пресловутой кастанедовской "безупречности". Лишь полнота знания самого себя и отсутствие страха – обеспечивают такую свободу.
Вероятно, это и означает – отказаться от иллюзий. 
Хотя есть периоды собирать иллюзии (камни, шишки, пендали). А потом отбрасывать (забывать) ненужные. 
Впрочем… так или иначе пригодится вообще все, надо только верно это сложить, чтобы получилась крепость или мост (на другую сторону, само собой)… 
Tags: медитации, свобода
Subscribe

  • Цензура

    Почти три года назад я ушел из Фейсбука. Теперь ушел из Дзена. Причина одна: цензура. Понятно, что многие люди держатся за рейтинг. Но этот…

  • Священно право

    «Священное право собственности» – эта фраза всегда раздражала меня сочетанием несовместимых понятий. В «Декларации прав…

  • Итог

    В 91-м Россия поступила «цивилизованно», то есть не стала (как раньше) силой оружия возвращать бунтующие части назад, в «большой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments

  • Цензура

    Почти три года назад я ушел из Фейсбука. Теперь ушел из Дзена. Причина одна: цензура. Понятно, что многие люди держатся за рейтинг. Но этот…

  • Священно право

    «Священное право собственности» – эта фраза всегда раздражала меня сочетанием несовместимых понятий. В «Декларации прав…

  • Итог

    В 91-м Россия поступила «цивилизованно», то есть не стала (как раньше) силой оружия возвращать бунтующие части назад, в «большой…