Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Против критики

Ролан Барт в "Смерти автора" пишет, что на смену Автору-писателю пришел "скриптор", который не предшествует произведению и не больше него. На смену литературе – "письмо", которое отказывается "признавать за текстом (и за всем миром как текстом) какую-нибудь тайну". Ясно, что все это легло в основу будущего проклятого постмодернизма.
Для структуралистов (пришедших на смену вдохновлявшихся человеческой трагедией экзистенциалистов) субъект вторичен. Механическая работа внеличностных знаковых систем – гораздо интереснее.
Структуралисты все пытались и не смогли понять тайну творчества – поэтому объявили ее несуществующей. Если обезличенный речевой акт "здесь и сейчас" и составляет всю суть творчества – то писать может и машина. И тогда надо говорить не о "смерти автора", но о "смерти человека".  
Но пока писать машине не удается, и поэтому именно структурализм доказал свою, а не творчества, пустоту.
Сколько хрени проросло на бедном творчестве – ради того, чтобы дискредитировать его, упростить, вылезти за его счет самим. В то время, как любой акт чистого творчества должен цениться на вес золота, как что-то уникальное в нашем упрощенном машинном мире.
Ясно, что машинный мир предпочитает копию и фабричное изделие. Поняв структуру, изучив взаимодействия систем – можно штамповать готовый массовый продукт (что и делает сто лет Голливуд). Это сродни ему самому, и он с легкостью этим манипулирует. Всегда удобнее жить с тем, что подчиненно плану и дисциплине. Что лишено сути, как Голем, а потому нуждается во внешнем управлении.
"Понять" творчество – это исправить и стандартизировать его, как помидоры на лотке.
Структурализм думает, что письмо пишет себя само. Традиционная критика думает, что автор пишет, исходя из очень простых начал: опыта, биографии, свойств характера, своей классовой принадлежности, своей детерминированности. По-существу, она доказывает то же самое, что и "структурная" критика: что никакого творчества не существует, а существуют детерминированные акты.
Один критик радостно хватается за "сор", из которого сделано творчество, и за то, что автор такая же скотина, как и сам критик. Другой критик (более архаичный) – убежден, что автор гениален во всем, что он даже писает гениально и чистой гениальностью, что он детерминирован быть гениальным – и (как бог) дан критику в утешение. (Понятно, что для этого ему лучше сперва помереть.)
Детерминированность детерминированностью, но главное (говоря пафосно и метафорически) – это прущая из автора потребность образа, потребность того, чтобы бытие было просеяно через сознание и заговорило человеческим языком. Автор – переводчик бытия.
Не надо расщеплять и редуцировать творчество: мы увидим атомы, но не увидим творчества. И все равно не поймем, за счет чего оно работает (хитрый, профессиональный автор точно знает об этом больше, но не скажет). Критический акт должен быть сродни философскому, то есть тоже быть творческим. И в этом смысле хрень Барта или Леви-Строса порой все же интересна.

 
Tags: критика, литература, писатель, теоретическое, философия
Subscribe

  • Старая статейка

    Мандельштам писал, что расцвет романа в ХIХ веке связан с утверждением идеи личности в истории, образцом для которой послужила личность Наполеона.…

  • Серфингист

    Жизнь в каждый момент равна себе. Как воздух. Она или есть – или ее нет. У каждой жизни есть прошлое, возможно, – есть будущее, но…

  • Три объяснения

    Это сюжет произведения определяет жизнь – а не наоборот. Ты думал, что все выдумал, а оказывается – ты лишь предсказал и запустил…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments