Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Category:

Hitler was a vegetarian

 


     

Гитлер был вегетарианцем, много читал, очень неплохо рисовал, мог бы стать архитектором. Вместо этого стал едва ли не самой большой кровавой свиньей в истории человечества. 
Он не был прирожденным садистом: не вешал кошек, был послушным сыном, любил родственников, хорошо учился, пел в церковном хоре… Однако был своеволен и упрям, и к старшим классам сделался чем-то вроде провинциального нонконформиста… Внезапные кровавые перерождения известны истории: Иван Грозный, Калигула, Нерон, Мухаммед. 
Думаю, перелом в Гитлере произошел в окопах Первой Мировой, на которую он пошел добровольцем, до этого много лет кося от австрийской армии. То есть солдафоном он тоже не был, но он был германским патриотом, а патриотизм до добра не доводит. К тому же он был австрийцем, презиравшим Австрию, но с тем большим воодушевлением, воодушевлением иностранца, относившимся к могучей "бисмарковской" Германии. Смешно, но полноценным германским гражданином он стал незадолго до прихода к власти. 
Именно обида за поражение таких смелых и достойных людей и солдат, как немцы – сделали его ненавистником красных и евреев, обвиненных в германской революции и последующей капитуляции. Нелепого поражения его сердце патриота простить не могло. За что он проливал кровь, за что проливали кровь миллионы его соотечественников?! И все накануне победы было низвергнуто горсткой гнусных чужаков, противоестественно ненавидящих любую приютившую их страну!
Насколько евреи били реально причиной поражения Германии в войне – оставим за скобками. Надо же было найти виноватых! Но последующее очищение Рейха от евреев было в его глазах попыткой обезопасится от возможной Пятой колоны национальных предателей, не дать им причинить Германии новый вред ("Сами евреи отнюдь не являются элементом организации, а скорее ферментом дезорганизации"). (По мне-то это не положительная и не отрицательная характеристика, наверное потому, что я не немец. Ну, и потому, что меня пугает тотально организованный мир. Для его нейтрализации должна иметься сила, разъедающая эту закостеневшую организацию.)
После той своей войны Гитлер так и остался солдатом, хотя мог бы сделать карьеру архитектора или художника (его картинки начали хорошо продаваться). Поэтому он стал фюрером не от безысходности и творческой или личностной импотенции. Это был сознательный ("трагический") выбор: политика, а не свободные искусства. Вероятно, он ощущал себя консервативным революционером, идеалистом, романтиком невозможной победы. Имело место даже и мессианство: "Наше движение есть нечто большее, чем даже религия: это воля свершить новое творение" (так и Муссолини "отстаивал за фашизмом "религиозное" значение"). Одновременно выяснилось, что у Гитлера есть ораторский талант, своеобразная харизма: он зажигает слушателей, манипулирует ими – а это огромный соблазн. Самозваный политический лидер, поднимающийся с самого низа – это актер и режиссер в одном лице. Mein Kampf, которую, как Чернышевский, Гитлер начал писать в тюрьме, написана неглупым человеком. При всей шизофреничности ее выводов, в ней есть очевидно прозорливые вещи, порой неплохой политический анализ. То есть Гитлер, будь в его характере больше склонности к объективности (а ее, кажется, совсем не было), мог бы стать и нормальным кабинетным теоретиком, вроде Макса Вебера. И уж точно ярким публицистом. (Вот, что он пишет в 45-ом году: "В случае поражения Райха… в мире останутся лишь две силы, способные реально состязаться между собой: Соединенные Штаты и советская Россия… Действительно, русские под давлением обстоятельств могут окончательно избавиться от еврейского марксизма, однако, лишь для того, чтобы возродить вечный панславянизм в его самом жестоком и диком облике".) Однако он написал совсем другую пьесу, и осталось ее сыграть.
Гитлер всегда оставался артистом, и в качестве вождя – он такой же художник слова, как Моиси, овладевающий сердцем публики. Пивной зал или трибуны стадиона – для него театр. Весь мир – его целевая аудитория. Его слова, жесты, интонации – меняют историю. Это больше, чем мог бы добиться самый великий актер. Что там успех среднего живописца или архитектора по сравнению с этим! То есть теперь-то он и стал настоящим Архитектором, и мирового порядка и лица мира сразу. 
(Вместо того, чтобы убивать евреев – попробовал бы всех сделать вегетарианцами: это посложнее будет. Даже свое окружение не мог заставить, деспот несчастный!)
В 42-м он говорит: "Политика для меня лишь средство. Многие говорят, что мне крайне сложно хотя бы на день отказаться от той активной жизни, которую я веду сегодня. Они ошибаются. Войны приходят и уходят. Остаются лишь культурные ценности". Тут есть логика: великие культуры порождались великими нациями, и, вернув немцам величие, – можно было ожидать великого культурного расцвета. 
…Просмотрев фильмы Лени Рифеншталь я, однако, так и не понял в чем был его прикол, которым он вызывал массовый гипноз? Банальные мысли, не лучше, чем у наших партийных вождей, дешевые приемы. Гитлер всегда очень серьезен, словно аутист. Сталин с его иронической ухмылочкой вызывает больше симпатии. Не было в фюрере спокойного аристократического величия. Он – суетливый выскочка, скрытый истерик, и, кажется, сам это понимает. А другие видят бога. И, выходит, так и надо было…  
Гитлер нашел благодарную публику, готовую убедиться в собственной сверхценности и скрытых причинах ее реального отсутствия. Он и сам верил в это. Лишь война и реванш могли доказать правоту его веры. Для него, как и для многих немцев, Первая Мировая война никогда не кончалась. Надо было лишь избавиться от предателей и собраться с силами. И тогда вновь пойти в атаку!
Так война и политика делают из нормальных людей чудовищ. 
(Про саму суть различий фашизма, национал-социализма, большевизма – я писал в другом месте: http://pessimist-v.livejournal.com/134542.html. В двух словах: фашизм и особенно нацизм – это архаический, традиционалистский проект, большевизм же – проект модернистский. В первом случае приоритет отдается "государству", во втором – "обществу". В этом, при сходстве методов, их огромное идейное различие. В фашизме же был не только футурист Маринетти, но и упертый традиционалист Эвола: "С точки зрения правых фашистская доктрина государства в своих основные чертах, безусловно, заслуживает положительной оценки. Мы оказываемся на орбите здоровой традиционной политической мысли, поэтому сектантская, односторонне очернительская полемика антифашистов должна быть окончательно отвергнута".)

Tags: Гитлер, фашизм
Subscribe

  • Самсон

    У Советского Союза была «великая идея», которую он мог дать миру, как некую надежду, как мощный эксперимент, страшную и работающую…

  • Игра

    Говорить о политике, не в интернете, а дома, за чаем – как это старомодно! Будто возвращаешься в проклятый совок! Но тогда это было…

  • Выбор

    У интересных людей вся жизнь – череда выборов и экспериментов. Эти выборы и эксперименты спорны и порой небезопасны. Человек усложняет план…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • Самсон

    У Советского Союза была «великая идея», которую он мог дать миру, как некую надежду, как мощный эксперимент, страшную и работающую…

  • Игра

    Говорить о политике, не в интернете, а дома, за чаем – как это старомодно! Будто возвращаешься в проклятый совок! Но тогда это было…

  • Выбор

    У интересных людей вся жизнь – череда выборов и экспериментов. Эти выборы и эксперименты спорны и порой небезопасны. Человек усложняет план…