Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Все хорошо


 

Плохое настроение – просто и надежно, как яма. В него сползаешь, как пьяный под стол, как вода стекает по стеклу. В яме тепло и удобно, никто не выгонит тебя из нее, и ты сколько угодно можешь смаковать тут разные обиды, иллюзии и свою несчастность.

В хорошем настроении себя надо удерживать, как удерживает себя стоящий и идущий. Это тяжелая работа, особенно в дождливое осеннее утро по пути на неприятное мероприятие после бессонной ночи. Тут большая заслуга – хотя бы не сползти в эту яму, остаться в нейтральном положении, накрениться, но не упасть, за что-нибудь схватившись. Например, за собственную гордость.

"Гнев и насмешка – вот черты настоящих синьоров, а не печаль и жалобы…"

Вообще, вероятно, смысл человеческой жизни – преобразовывать бытие в наслаждение. Пропускать разнообразные формы бытия, его воздействия и сигналы, через собственное тело, чувства, мозг, эмоции – и превращать все это в радость, как деревья превращают солнечный свет в кислород. Источником может быть все, что угодно: еда, музыка, разговор, роман (в любом смысле), тепло солнца, прогулка в лес… Сон, сидение у окна или в саду и "безмолвное созерцание бесконечной дли­­тельности времени и кра­т­кости дня"…

Концепция тутошней жизни как юдоли и места страдания – не нравится мне. Я прекрасно вижу, что страдания и непреодолимые преграды создает себе сам человек, а не какое-то абстрактное зло мира или его тотальное несовершенство.

В детстве и юности – мы действительно рабы: обстоятельств и тех условий, в которые нас поместили, того пути, на который нас поставили. Наша зрелость заключается в том, чтобы найти и отстоять подходящий нам путь, пусть он идет абсолютно вразрез с предложенным нам вектором. Причем этот путь будет вовсе не самым легким. Сам путь будет крайне тяжел, поэтому так мало людей встают на него (пардон за нечаянную аллюзию). По сути, по нему может идти лишь "герой", используя мифологическую или сказочную терминологию.

Лишь по этому пути, полному подстав и кощеев (и очень далекому от наслаждения), можно прийти к равновесию самого себя, в место собственной силы (пардон за другую аллюзию), равноудаленное от всех конфликтов. Можно достигнуть той ясности видения, при котором исчезают, как миражи, все (или почти все) "неразрешимые проблемы". Можно назвать это состояние – полнотой бытия. Оно же и есть искомая гармония.

Собственно, можно прийти сюда и проще, просто поняв, что времени не так много, и другого шанса у нас не будет. Надо ценить те крохи, что дает нам жизнь, и выжимать из них радость. На самом деле, это вовсе и не крохи. Но лишь начав терять их все – ты прозреваешь очевидное. Мир начинен гибелью, и это лишь повод еще больше ценить эту "краткость дня".

Естественно, я не даю здесь никаких конкретных рецептов. Единственный "рецепт" – удерживать себя от падения в яму, от ощущения себя жертвой и несчастным. Герой не имеет права быть жертвой, иначе он никогда не добудет царскую дочь и полцарства в придачу.

"Все хорошо", – говорит Эдип, чтобы с ним ни происходило и еще ни произойдет. Вот слова настоящего героя.


Tags: фанаберии
Subscribe

  • Мотивация

    В глубине человека живет отчаяние, которому он не дает выйти наружу. Оно связано с ощущением нелепости жизни, недовольством собой и невеселыми…

  • картинка

    Две женщины. 60х47,5, оргалит/акрил

  • Записки гламурного отшельника

    Покойный Нильс назвал меня когда-то «гламурным отшельником». Обидеть хотел, очевидно. Сам я обозначил себя, как трудолюбивого…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments

  • Мотивация

    В глубине человека живет отчаяние, которому он не дает выйти наружу. Оно связано с ощущением нелепости жизни, недовольством собой и невеселыми…

  • картинка

    Две женщины. 60х47,5, оргалит/акрил

  • Записки гламурного отшельника

    Покойный Нильс назвал меня когда-то «гламурным отшельником». Обидеть хотел, очевидно. Сам я обозначил себя, как трудолюбивого…