Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Ширма




 

 

Наибольшее счастье человек испытывает, когда он попадает на сцену в предназначенной для него роли. Как болт должен радоваться, попадая в дырку с нужной резьбой.

Это не про предопределенность всех судеб и не о некоем предвечном целепологании для каждого из нас (болтиков в машине Замысла). Но если человек родился с данными бегуна, а должен всю жизнь сидеть за канцелярским столом – он не сможет быть счастливым. Сходным образом и художник, оформляющий первомайские стенды в концентрационном лагере.

И так хитро задумано, что предназначенные нам роли, ситуации, нужные нам дырки (в любых смыслах) – находятся заведомо далеко от нас. Мы как шарики в пинболе бешено или лениво катаемся по полю, пытаясь найти их. Некоторые сразу «находят» что-то, что, как им кажется, их вполне устраивает. Они успокоились, скромно сели на свои задницы – и просто проживают дни и часы до конца игры, сажая гладиолусы. Они знают, что выиграли мало очков, но их это не тревожит, их амбиции минимальны. Возможно, и Предвечный Игрок не очень много на них ставил, как на пешки в своей партии.

Интересно следить за борьбой лишь сильных фигур. Тех, кто маниакально ищет то исключительно свое место, свою роль, ломает вполне приемлемый для другого шалаш – и с непонятным упорством тусует дальше.

Адлер назвал бы такое поведение невротическим. Но невроз разовьется в них, если они, все время нацеливаясь на роль, будут делать одни и те же ошибки при ее достижении: уходить от тяжелого решения, бояться перейти сакраментальный мост, что отделит их от привычной жизни, не смогут пройти инициацию, не станут «посвященными». Это будет невроз отложенной несостоявшейся «посвященности».

 

Вместо этого они буду глотать таблетки и героин, глушить портвейн, бегать на премьеры и на приемы к психиатрам, попам и шаманам – все надеясь излечиться от невроза как-нибудь менее болезненно. Они – ложные, несостоявшиеся герои, не сумевшие выдержать искушение болью и отнятием – от приятного и надежного. Не сумевшие ни переломать свои костыли – в виде амортизирующей боль привычек, ни сломать свои очки, которые много лет помогали им не видеть жизни, существуя в своих миражах, боясь самих себя и этого мира, не понимая его и не решаясь выйти с ним на открытый бой.

Мир состоит не из драконов, а из таких же слабых испуганных людей, которые надели жуткие маски. И они сразу чувствуют настоящую, а не ложную силу и уступают. Ничто не может помешать герою достичь цели, которую он хорошо разглядел.

И тут два главных момента: быть «героем» (используя фольклорный термин) и хорошо разглядеть свою цель.

Очень может быть, что она покажется непривлекательной и даже мучительной с точки зрения большинства успокоившихся в своих дырках шаров и отыгравших пешек. Они будут недоумевать, что тебе здесь нравится, как ты можешь быть здесь счастлив? Надо быть Александром, чтобы понять прикол Диогена.

В чем же суть игры? В выборе всем известной, обследованной до дыр бочки? Вовсе нет. Одного пути для всех не бывает. У любой сильной фигуры есть свой путь и своя «сказка». Когда «герой» начинает подминать под себя обстоятельства, став крупнее их.

Не во всем эти фигуры были последовательны, не во всем дошли до конца, но именно они создали ту спасательную лодку Духа, в котором мы плывем. И которая нуждается в постоянных жертвенных обновлениях.

Как определить «герой» ты или не «герой»? Если у тебя нет волшебного помощника в том или ином виде – точно не герой. Если ты ставишь между собой и миром какую-нибудь ширмочку, за которой всегда или иногда прячешься, значит, еще не герой. И волшебный помощник к тебе не придет. Ширм существует бесчисленное множество, как марок машин. Это может быть и наука, и искусство, и религия, и эзотерика, и работа, и писание статей, и футбол с пивом, и… до бесконечности. И любовь может быть ей. Тем более семья. Богемные будни и праздники, попойки, телеги под траву… Ведь не секрет, что большинство богемной публики лишь имитирует свое участие в культурной схватке, а на деле лишь комфортно паразитирует на современном рынке массового искусства.

Ширма – это псевдодействие, псевдоучастие в жизни, в структуре мира, имитация жизни. Человек уверен, что проиграет, будет сметен или раздавлен, если вот так, один на один, голенький, выйдет в подлинный мир. И он прячется в псевдосоюзы, где собрались подобные ему, где вырабатывается сходная философия и привычки, копятся и распространяются мифы, утверждающие правильность данного образа жизни.

Там, где собралось много людей, там нет истины. Там есть лишь приятный им миф. Утешающий и реабилитирующий их пассивность и неуспех.

Истина – это озарение одного. Даже ему трудно удержать суть озарения, то, что внезапно накатило, написало на стене огненные письмена, и так же внезапно исчезло, как пустынный мираж. А уж передать это другим – сделать их верными идее понятой им «истины-миража» – дохлый номер! Эти «озарения» нельзя вызвать искусственно, они приходят в минуту жестокого кризиса, стояния с берданкой из воли и двух-трех убеждений против скопившегося кругом рока и боли. Когда отпадает вся шелуха твоей жизни и открывается простая суть, которой ты знать не хотел, как неприятного сказочного уродца, который мелькает по литературе в разных образах и под разными именами – но и должен там оставаться. Ибо никто не хочет ломать себя и жить трудно. Тем более идти против естественных желаний. Никто не хочет играть сказочного уродца, пусть потом он преобразится в прекрасного принца. Доступно преображаться в принцев и принцесс помогут модные журналы.

Существует целая индустрия, помогающая жить в миражах, чтобы человек так никогда и не повзрослел. «Матрица» давно существует. 90% того, что нас окружает – «матрица»: лишнее, лживое, утешающее, отвлекающее, напрягающее, парализующее, расслабляющее, нарциссирующее, наркотизирующее. 9/10 современной цивилизации это, увы, наркотик и симулякр. Но не цивилизация творит муравьев-наркоманов, а сами муравьи творят такую ее для своего утешения.

Большинство муравьев все равно не смогут понять суть ловушки, в которую попали, сколько ни объясняй им. Их можно лишь обмануть очередной сказкой, религиозной, коммунистической, консьюмеристской. Это те же пешки, которые первые закончили игру, хотя формально живут еще очень долго после своей «смерти».

Иногда люди избирают ширму – чтобы скрыть, что их, собственно, не существует. На вешалку-манекен набрасываются дела, догмы/запреты, некие «убеждения», страсти, любови, какие-то неопасные «коллективные действия»… Вешается семья, дети, долг, работа… Вешаются развлечения и «достижения». Вот и весь человек. За хорошей ширмой в полутьме этот гофмановский автомат может сойти за полноценного героя.

«Я – живу!» – уверен манекен. Но то, что он то и дело в тоске и смятении, несчастен и одинок среди людей, то в депрессии, то в похмелье, срываясь поминутно на крик и слезы – говорит о том, что внутри-то он знает правду. Ни хрена он не живет!

Если бы я увидел человека веселого, всегда в ровном настроении, открытого, но самолюбивого, делающего собственное дело без малейшей афектации и фанатизма – из одной любви к процессу, существующего ни на кого не похоже и абсолютно самостоятельно – вот, сказал бы я, – этот человек живет. Он не пристраивается к существующим моделям жизни – он их изобретает.

Таким мне видится Волошин. Живых я таких не встречал. А то бы кинулся подражать.

 

Цепь почти порвана – и я пишу такие статьи. Это план моей дальнейшей жизни и рассуждения о причинах неудачи предыдущей. Если кажется, что я издеваюсь в этой статье над кем-то – то, главным образом, над самим собой. Жалкий недоношенный урод, в которого летят все стрелы – это я сам, недогерой. Остальные могут спать спокойно: я не покушаюсь на истинность их мировоззрений.

 
Tags: ламентации
Subscribe

  • Роль

    Вчера я получил письмо, в котором меня извещали, что мое желание удовлетворено, и я приглашен на роль несчастного человека в ближайшей пьесе.…

  • Возвращение

    Не бывает горы без долины, как настаивал Шестов. Так и не бывает поезда без станции, а приезда без отъезда. Можно и не возвращаться, если ты хорошо…

  • ОСТРОВ НИКОГДА (апгрейд повести)

    Ты строишь то, что хочешь, ты получаешь то, что заслуживаешь, образ окружающей тебя реальности – это образ тебя самого… Мы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • Роль

    Вчера я получил письмо, в котором меня извещали, что мое желание удовлетворено, и я приглашен на роль несчастного человека в ближайшей пьесе.…

  • Возвращение

    Не бывает горы без долины, как настаивал Шестов. Так и не бывает поезда без станции, а приезда без отъезда. Можно и не возвращаться, если ты хорошо…

  • ОСТРОВ НИКОГДА (апгрейд повести)

    Ты строишь то, что хочешь, ты получаешь то, что заслуживаешь, образ окружающей тебя реальности – это образ тебя самого… Мы…