Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Эталон

 



Для меня не существуют женщины, которые красят ногти, дырявятся пирсингом и используют волосы вместо светофора. Я вообще отношусь крайне подозрительно ко всему женскому макияжу и первобытным способам показаться первобытно-красивой.

А уж те ведьмы, которые их (волосы) стригут! Волосы – священный знак свободы, к которому лишь в самом крайнем случае смеет прикоснуться мерзкое железо – тем более для пошлой цели кокетства. Ясно, что у герлов не существовало детского запрета на длинные волосы, не было борьбы за право носить их (была, скорее, противоположная борьба). Поэтому они и не понимают их ценности.

Хипповую бижутерию я терплю – это такой прикол нашего племени. Но все эти игры с ресничками, колечками, тряпочками, побрякушками – кажутся мне крайне суетными и дико вульгарными, имеющими лишь одну цель: броситься в глаза и зацепить (такого же тупого) партнера для половых игр. Пусть женщины и уверяют, что делают это ради одного искусства, самих себя и друг друга.

Чтобы понравиться мне, женщина должна быть, как мальчик. Не в смысле коротких волос (про них все сказано!) или бицепсов. Ничего бабьего, «типично женского» я не выношу. Лучше всего: маленькая грудь, узкие бедра, довольно высокий рост и худоба, чтоб все ребра наружу.

В характере: естественность, открытость без жеманства и всяких детских хитростей – изображать из себя хрен знает что и что-то совсем другое, такое, блин, загадочное-труднопостижимое...

Пусть не расстраиваются те женщины, которым мой взгляд на вещи абсолютно чужд: на свете существует сколько угодно мэнов, которым нравятся прямо противоположные качества.

Только, пожалуйста, не называйте мой взгляд гомосексуальным, мол, под девочкой я мечтаю о мальчике. Насколько я себя понимаю – это не так. Но для меня идеальная женщина должна походить на живого, сильного, смышленого, до отчаянности смелого мальчика, носить штаны, лазить по деревьям, а не возиться с куклами, – и участвовать на равных во всех его играх, как потом – на равных – в его жизни. Чтобы не было «мужских» и «женских» дел, областей жесткой половой дифференциации, где одна из сторон чувствует себя ущербной, а другая, напротив, горделиво сверхполноценной.

 

Но больше всего я не терплю в женщинах притворства. Женщина ведь сама по себе не красива, а притворяется красивой, делает красивый выход с заранее установленным на сцене светом. Притворяется умной, заинтересованной, тонкой, такой, какой от нее хотят, чтобы всем было по кайфу, а ей меньше проблем. Будто она не знает собственной ценности и все время подстраивается под оценку других. Оцените меня, погладьте по голове, я ведь так стараюсь!

Под ее чудовищными способами манипулирования скрывается ее вопиющая беспомощность и уязвимость. Ее нечестность – это ощущение собственной слабости, требующей хитрости, чтобы выжить. Кажется, что в любой взрослой женщине живет маленькая дура, которую можно увести куда угодно, поманив трехкопеечной шоколадкой. И две копейки из трех в ней будет составлять красивый романтический секс (в пяти презервативах, для надежности).

Боже, как женщина боится быть собой, боится показать, что она из тех же плоти и крови (и говна), как все люди, а не из перистых облаков и легенд. И писает одной цветочной росой. Отсюда жеманство, болезненная щепетильность, нервических страх оказаться на людях не в форме и не вовремя. Ее словно нет без ее амулетов, духов, облаков плотных чар, искажающих видимость, как дымовые шашки… Для нее ужас – не иметь своего угла, где она могла бы быть собой, то есть чучелом в дурном настроении и кучей болезней. Где она могла бы переодеться и полностью преобразиться, как актриса перед выходом на сцену. 

 

Сказанное, вовсе не руководство: «Как понравиться Пессимисту». Я и сам не червонец, чтобы всем нравиться. И я не Парис, чтоб раздавать сомнительные награды победительницам. Тем более, я не нахожусь в поисках идеальной девочки – ибо почти в полтинник и после всего, что составляет неофициальную часть биографии – абсолютно не верю в существование «идеальных девочек». А если бы верил? Нет, есть вещи, после которых некоторые формы взаимоотношений становятся затруднительными до фактической невозможности. Жизнь реально кастрирует, приводя к так кому-то трудной брахмачарье. Причем я могу восхищаться издали тонкостью крыльев носа, линией шеи, изящному изгибу бедра, уравновешенности плечевого пояса и груди… Я остаюсь художником, и женская (несуществующая) красота остается эталонной для меня.

Мужчина хочет получить и постичь женскую красоту – стержнем полового акта… И находит только тело. И это бесит его. Женщина не может отделить свою красоту от себя – это может сделать только художник. Взять от женщины лучшее, как пчела от цветка.

И, в конце концов, я очень люблю своих подруг! В каких-то снах становящихся собеседницами на достархане…

 

 

Tags: мисогинизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Заинтересованность

    Так называемая «мораль», «понимание» добра и зла – это вторичный продукт религиозных (мифологических) концепций,…

  • ***

    Критик всегда одинок, Летом, зимой, в промежутке. Ищет повсюду исток Ужаса: в курице, в утке... Критик всегда виноват: Если девчонку…

  • Другой механизм

    Чтобы объяснить странное поведение человека в некоторых исторических ситуациях, например, культурных немцев в Третьем Рейхе, когда упомянутый…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

Recent Posts from This Journal

  • Заинтересованность

    Так называемая «мораль», «понимание» добра и зла – это вторичный продукт религиозных (мифологических) концепций,…

  • ***

    Критик всегда одинок, Летом, зимой, в промежутке. Ищет повсюду исток Ужаса: в курице, в утке... Критик всегда виноват: Если девчонку…

  • Другой механизм

    Чтобы объяснить странное поведение человека в некоторых исторических ситуациях, например, культурных немцев в Третьем Рейхе, когда упомянутый…