April 4th, 2008

В очках

Матильда (рОман) (1)



Решил для пробы тиснуть здесь свой последний рОман. Буду вывешивать по главе в день (разбивка во многом обусловлена количеством знаков, допустимом в ЖЖ).  В нем будет много чего: любовь, измены, путешествия, хиппи, попы... Хронологические рамки: от начала 60-х до середины 90-х. Сообщайте, если будет интересно.


МАТИЛЬДА

 

О Ардвисура Анахита,

Молоком, заключающим Хому,

Очищенным, процеженным Заотрой.

Чье удовольствую я желание? –

Верных мне и послушных мне,

Чтобы дать им веселья и бодрости?

 

Авеста, Ардвисур-яшт, 1

Белое тело, полупрозрачное, нечеткое и нетленное, летящее в бесконечном тусклом свете. Заметная темная точка ближе к середине. Ты устремляешься к ней, как к ориентиру, средокрестию абсциссы и ординаты. Это дыра. Вход в пещеру. И по ней ты летишь, как Незнайка, по мягко заворачивающему коридору неизвестно куда – и попадаешь во что-то, чему пока нет слов.

Она была сама полнота, огромная и пустая. Но так было не всегда: иногда кто-то словно стучался в нее, подавал какие-то сигналы. Это тревожило. Все окрашивалось в густой синий цвет. Но тут откуда-то приплывала волна светло-розового наслаждения – и вновь наступал покой. Но стуки снаружи не прекращались, становились навязчивыми. Она чувствовала себя, как стреноженный Гулливер среди лилипутов, слепой, неспособной ответить. Хотя она не была ничем связана. Она просто не могла пользоваться собственным телом. И ей обещали научить. И она училась: и становилась все меньше и меньше. И когда научилась совсем – превратилась в маленькую девочку.

Ей надо было родиться мальчиком.

Ей надо было родиться иначе…

(продолж. следует)

 

В очках

Матильда (2)

I. АВТОБУС

 

Вся ее жизнь была пребывание в боли: болело сердце, болела голова (от плохого воздуха, шума, нервного напряжения и пяти сотрясений мозга в детстве), болели простуженные много лет назад в пору мини-юбок почки, болела рука с растянутой связкой (в ожидании надвигающегося голода стала с подругой сажать картошку). Болело много еще чего. Поэтому когда Ричард сделал ей предложение, чтобы увезти ее в Штаты, она не долго раздумывала.

– Лучше я буду жить в Америке, чем подохну здесь! – говорила она Ренатке и всем своим знакомым.

Ричард был человек с лицом престарелого Цезаря. Ему было сорок, и он постоянно курсировал между Штатами и Совком, выполняя какие-то странные, непонятные Матильде миссии. Договорившись в этот раз обо всем с Матильдой, он снова отбыл в Штаты, дабы не спеша заняться формальностями, которых немало напридумывало американское правительство для невест из России.

Collapse )
В очках

Матильда (3)

 

После обеда она сказала, что хочет искупаться – а там и возвращаться. Несмотря на помощь, она уже пресытилась его обществом и думала, как бы так деликатно от него отделаться. Полученная информация, не то первая, не то вторая, не то обе, повергли его в шок.

"Неужто он и купаться за мной потащится?"

Collapse )