May 10th, 2008

В очках

Матильда (27)

 Он сам позвонил ей.

– Почему вы не приходите в храм? И даже не звоните?

– Простите, батюшка. Знаете, дела всякие… – врала она.

– Обязательно приходите. Скоро Великий Пост. Это время, когда надо ходить. Нам есть о чем с вами поговорить. Хорошо?

– Конечно… Как там ваша работа? Ну, квартира или банк, который вы освящали?

– Да, освящал, вам это не нравится?

– Зачем вы это делаете?

– Знаете, это обычная практика. Светят дома, квартиры, джипы и даже ванны с джакузи, знаете, что это такое? Это серьезная статья дохода священника. Священники не купаются в золоте, как некоторые думают. К тому же это мой близкий приятель. Воцерковленные православные считают это благочестивым – жить в освященной квартире. Старая русская традиция. Превентивная защита он нечистой силы, – последнее он сказал с интонацией инструкции для стиральной машины.

– Вы потакаете суевериям.

– Это лучше, чем высокомерие. К тому же, кто вам сказал, что это совсем бесполезно? Может, бесам и правда становится неуютно.

– Вы верите в бесов?

– Простите, а кого же тогда изгонял Христос? Не требуйте слишком многого от православного священника. Для меня Священное Предание значит больше, чем доктор Фрейд.

Collapse )

Еще раз о "победе"

 

Мне очень нравится, что кто-то может выпить "за победу над нами", как сейчас пьют некоторые немцы. У этого общества есть будущее, потому что оно не зависит от прошлого. В России этого ни хрена, увы, нет. Может, потому, что никто нас не побеждал (кроме японцев), но, скорее всего, потому, что за последние полвека не осталось, чем гордиться. Нет сомнения, что в войне мы всех победим. Даже американцев. И это помогает "нам" сносить бездарность собственной жизни. Есть хоть что-то, что у нас лучше, чем у других. Я не свободен, мои предки до десятого колена были не свободны, зато "мы" всегда отвечаем на бросаемый нам вызов. Цель России – в этих внешних подвигах. В неких надличностных задачах. И "мы" ими горды. Таких телег и у Достоевского было много, и у Леонтьева (К. – не М. Хотя теперь и у М.). И совок использовал этот пафос на всю катушку. И теперь он опять возрожден. Это тяжелый гипноз. Мы как какие-то рыцари – бьемся за бессмертный Грааль, вместо того, чтобы биться за настоящий Грааль свободы. Художники при совке, а до этого при царях – породили невероятные шедевры духа. Но, на самом деле, весь этот дух – был дух сопротивления. И даже когда он был жертвенным – он был жертвой уж за что-нибудь большее, чем официозный парад и копеечные льготы. Не исключено, что иногда русский дух и правда мог стоять за Истину (с большой буквы). Типа: мы не стяжатели, нам нужно другое, чем другим народам, мы потеснимся – поживем в землянке, зато не прогнемся под Князя Мира… Но почему же такой революционный дух век от века прогибается под собственное государство? Неужели и оно борется с Князем Мира? Вот уж не поверю.

Затаенный рай русского человека (психоаналитический пост)

Наверное, нет другого государства, которое так мучило бы свой народ на протяжении веков. А любовь к нему народа от этого лишь растет. Типичная психоаналитическая ситуация: садист породил мазохиста. Так некоторые дети любят строгих отцов. Что подтверждает, что наш народ до сих пор воспринимает себя ребенком и испытывает фрейдовский комплекс вины. За что? Ну, может, за Перестройку и 90-е, когда он решил вырваться из-под родительской власти.

Построение "европейского государства" у нас всегда воспринималось лишь как способ технически и военно ей, Европе, противостоять. Сама цивилизация вводилась палкой, а не вырастала сама из себя, как у других народов. Техническое перевооружение, индустриализация, выковывание кадров… А о конституции ни полслова. Народом без конституции и свобод легче управлять и легче осуществлять глобальные преобразования, требующие больших человеческих жертв. Ведь свободные люди, поди, возропщут!

И вот вершина успехов: великая ядерная держава на грунтовых дорогах. В 70-е это было поводом для анекдотов. "– Мы спутник запустили. – Мы не только спутник, но и все сельское хозяйство запустили".

Власть по-своему логична: вам (народу) дали десять лет свободы, чтобы вы сами построили нормальную рыночную экономику. А вы лишь все разворовали и порушили, а потом стали вопить, что нам плохо и бедно, и государство никак не управляет процессом. И государство вернулось на ваш панически крик. Вы сами его пригласили, как когда-то норманнов, как страшный древний дух.

Не знаю, может, где-нибудь бывает по-другому, но у нас экономические преобразования должны обязательно начинаться с усиления власти, а усиление власти – с уменьшения свобод.

Просто для большинства народа уменьшение такой туманной вещи, как свобода, ничего не значит. Он сам в себе не свободен, он не знает, для чего ее применить. Крутит-вертит в руках, как неизвестную деталь для автомобиля. Да ладно, и так поедет! – и выбрасывает в кусты.

А вот то, что экономика стала получше работать, зарплата слегка выросла – это он видит и чувствует. Да подавитесь вы своей свободой, которая нужна пяти процентам, если я буду жить, как в Эмиратах!

Столько веков страдавшего богоносца оказалось очень легко купить. Материальная жизнь его сейчас, как нельзя (плохая, конечно, но лучше, чем когда-либо), а существующей свободы ему, пожалуй, еще и слишком много. В общем, он с удовольствием вернулся бы сейчас к некоему "идеальному совку", который снимал веселые комедии, награждал, отправлял в санатории, устраивал грандиозные парады и праздники Нептуна, гладил по голове хороших и наказывал провинившихся. По ящику сплошной позитив, а в магазине – колбаса. Мне кажется: это и есть затаенный рай русского человека.