March 19th, 2009

В очках

КНИГА ПУТЕШЕСТВИЙ - 3



Оборотная сторона чешского трудолюбия и аккуратности: их мелочная меркантильность и воинственное мещанство. Цепная охрана собственности. В домах держат ружья и хватают за грудки при первом подозрении, что их вылизанному дачному участку что-то угрожает. Сдувается каждая пылинка. Приходят в ужас от каждого пятнышка. Много работают и крепко об этом помнят. Когда не работают, главным образом едят и пьют пиво. Духовной жизни, кажется, еще меньше, чем в России.
Тут вроде бы есть налог на собак, повышающийся с их ростом. Поэтому в Праге очень любят собак низких и длинных, вроде такс.
Книжных же и музыкальных магазинов повсюду превеликое множество. Но самое интересное везут из Москвы, как мы из загранки. Купил здесь себе Заболоцкого.
Кончают работать рано. Вечер и выходные — священны. На улицах стремительно пустеет. В южной Братиславе было иначе. В Праге под угрозой штрафа в сто крон нельзя появляться без паспорта. Дача в двадцати пяти км от Праги считается далеко, хотя у каждого дачника — машина. Свободно продаются охотничьи ножи и ружья.
От волосатых нет продыха. В Братиславе я видел трех за три дня. В Брно столько же за один час. Здесь я их вижу на каждом шагу в любое время. Но надо признать, что к “своим” и здесь бесконечно внимательны и предупредительны. Ощущается даже излишек заботы.

Collapse )
В очках

КНИГА ПУТЕШЕСТВИЙ - 4


 Гостиница в Лейпциге. Мерзопакостный совдеп: нет от тебя нигде продыху. В странах так называемой “народной демократии” ты чувствуешь себя, как на собственной кухне. Тут с нами советская тургруппа, одна из многих. Начальственный циркуляр освобождает их руководителей от всякой щепетильности к национальным традициям данной страны или правилам цивилизованного поведения. Во все приличные места он вторгается всем колхозом и делает все настолько по-совдеповски, что хочется выть. Обвислая толстозадая коммунистка-руководитель, словно детям в пионерлагере, сообщает, что в группе сегодня “событие”: “у одного из нас — день рождения”!
Когда-то русский в Германии был традиционный и желанный гость. Он ехал сюда учиться или лечиться. С прошлого века ситуация коренным образом изменилась, и удивляясь повадкам теперешних “русских”, я скрываю, что сам я тоже русский — и от них, и от немцев. Они как общественное мероприятие объявляют день рождения у одного из своей бесчисленной группы-труппы — и хотя бы капельку удивления и естественных эмоций у собравшихся. Ну как же, они же скинулись на подарок — с кровью оторвали от сердца дорогую марку. Подарок действительно скромный, как о том и объявили в речи по бумажке. Иначе как без “речей” и бумажек у нас нигде не могут, словно напрочь позабыв и про память, и про естественный процесс мышления. Такое впечатление, что и этот жалкий текст посылался в Москву, где его литовал штатный цензор. Поэтому его именно зачитывают, чтобы не дай Бог не спороть отсебятины. Запуганное общество приняло это спокойно. Это что! — пражские Зденек с Марушкой рассказывали, как русская женщина-инструктор в Венгрии выводила из купален свою группу военным шагом. Хоть бы кто пискнул! Ведь иначе, чего доброго, больше не поедешь.
Collapse )