April 28th, 2009

В очках

Once upon a past - 16

ТЕРЯ

Сергей Терещенко был книжник и фарисей. Книжник, потому что собирал книги – в масштабах, превосходящих нормальное разумение и возможность прочтения. Фарисей – потому, что с православными он был православным, с меломанами и звездолетчиками – меломаном и звездолетчиком.
У него была достойнейшая жена по имени Таня, гостеприимная, уравновешенная и исключительно справедливая, и не по годам развитая дочь Маша. И, главное, у него был свой флэт на Шаболовке, почти в центре, из магнитного поля которого не могли вырваться московские психопаты и инсургенты. Они сидели круглосуточно вокруг низкого посадочного столика, ели рис из пиал, пили китайский чай, слушали музон, листали редкие книги и говорили о высоком. Флэт был образцовым. Здесь же был устроен полигон мощных химических просветлений.
Collapse )
В очках

Once upon a past - 17

РЕВОЛЮЦИЯ

Летом 85-го как-то ни с того ни с сего в окошке наметились проблески. Для начала произошел фестиваль молодежи, второй после 57-го. Ничего мы с Машей от него не ждали. Ну, опять совок закрутит все гайки, как в Олимпиаду, выселит, выметет сор, нагонит ментов – устроит показуху.
Еще не существовало слова "перестройка" и ни о каких реформах никто не слышал. Новый правитель не внушал ни одной симпатии. Косноязыкий лицемерный болтун. Ну, мало ли их было – и один был хуже другого...
И вдруг город окунулся в какую-то небывалую свободу: все ходили по улицам толпами, даже ночью, тусовались, где хотели, пели песни прямо под кремлевской стеной, у Свердлова (“у Яшки”). Ночью посреди улицы Горького недалеко от "Этажерки" мы наткнулись на тусняк молодых волосатых, заведшихся непонятно как и от каких корней – помимо нас, веселых, восторженных и талантливых, готовых на любые авантюры, на которые наши ровесники уже были слабы. Эти неизвестные хиппи тоже про нас, прежних, почти ничего не знали, слышали неясные легенды, хотя, конечно, не завелись бы сами по себе – значит, были учителя. И обрадовались нам как живым свидетелям. И мы им: словно первые, вымирающие христиане встретили неизвестно откуда взявшихся единоверцев.
Перестройка, наверное, и началась в те дни, по городу повеяло чем-то новым, вроде хрущевской оттепели, вроде счастья для всех даром. Запыленная пластинка с арией про эру Водолея была извлечена на свет божий и вновь поставлена на проигрыватель.
Collapse )