April 29th, 2009

В очках

Once upon a past - 18

 ГИНЗБЕРГ. 1985

Кто-то с журфака МГУ увидел объявление, что Аллен Гинзберг, как простой смертный, приехал вместе с делегацией американских писателей и будет выступать. Но так как выступали писатели на факультете журналистики, и информации не было никакой (да и кто такой Гинзберг большинство волосатых, особенно последнего призыва, прогрессивно не знало), в актовом зале на Моховой из хиппей были лишь мы с Машей и еще один тип из олдовых. Зал был полон, но все пришли, конечно, не смотреть на делегацию неведомых писателей, среди которых был даже один негр, а на Гинзберга, знаменитого битника.
Он сидел весь в черном, с длинными седыми волосами, с краю, ближе к конторке трибуны, за которой ему скоро предложили читать стихи. И он прочел, будто спел песню, свою знаменитую "Сутру Подсолнуха". Хорошо, что я ее читал, и по-английски и так, на слух я почти ничего не понял, в отличие от своего волосатого соседа, который даже заметки в своей тетрадке делал по-английски. Он, вроде, серьезно намылился валить за бугор и тренировался.
Collapse )
В очках

Once upon a past - 19

ИСТОРИЯ ПЛОХОЙ КВАРТИРЫ

Коммуна на Автозаводской появилась так: осенью 85-го на платформе питерского (то бишь Ленинградского) вокзала мы встретили двух волосатых, Макса и Джуди, которых видели в первый раз в жизни. Люди сообщили, что им негде найтать, нету ли у нас вписки на пару дней?

Я отдал ключи от Автозаводской, где пустовала комната бывших соседей, объяснил как доехать – и мы отбыли в Питер.

Вернувшись, я нашел Макса и Джуди – с комфортом разместившихся в нашей комнате. Но самое интересное, что в комнате бывших соседей уже жили Шуруп с Алисой, приятели Макса, которым тоже негде было найтать. Люди извинились: в пустой комнате не на чем было спать, поэтому они перебрались на наш диван. Ну, не выгонять же их! К тому же в это время мы в основном жили на Соколе: Маша отдала Кролика в детский сад, куда устроилась и сама, параллельно таскаясь в Универ. Я по-прежнему ходил к себе на работу на Зорге, мне было близко.

Заехав еще через неделю, я нашел Макса и Джуди по-прежнему в нашей комнате, причем одетыми в наши вещи, найденные в шкафу. Макс невозмутимо поигрывал на бас-гитаре, Джуди пялилась в миниатюрный телевизор, хрень, которой у нас отродясь не было.

Здесь все было тихо. Зато в соседней комнате жило уже человек десять, весь пол был завален драными матрацами с помойки, орал маг, Поня играл на гитаре, пипл подпевал и подыгрывал, каждый на своем, в перманентном концерте. Я только почесал репу: они были так счастливы жить вместе, да и идти им, конечно, было некуда.

Collapse )