May 3rd, 2009

В очках

Once upon a past - 24

ШЛЯПА В РУКЕ

Run, baby, run! – Я от всего бежал. Я так разбежался, что не попал с Машей в такт. Я забыл, что значит быть одному, спать одному, находиться одному в комнате, думать, не отрываясь на чей-либо приход, детский крик, необходимость что-то срочно делать. Она это видела. И ночи порознь она считала тоже изменой.
Сперва – мне стало легче. День, два я пребывал в этом счастливом состоянии. Я снова пытался избавиться от наркотика, которым являются люди, пытался убить привязанность, и сперва, как всегда, казалось, что это будет легко сделать. На третий день начались ломки.
Я ездил бессмысленно в метро, долго сидел на станциях, с глупой мечтой вдруг обнаружить кого-то нужного в толпе. Что-то, с чего начнется сюжет. У меня было предовольно времени изучать все что угодно, чтобы не изучать себя. Этим страдают все одинокие люди.
С любой точки зрения я мог поехать только на тусовку.
Collapse )
В очках

Once upon a past - 25

АРБАТ. 1986

Прекрасным теплым солнечным днем в начале сентября Арбат подожгли – и он запылал со всей своей подновленной пряничной древностью, так что полис несколько часов не мог его затушить. Движение было парализовано, и шум поднялся страшный. Невинная уличная выставка, организованная молодыми волосатыми, превратилась в некое восстание, в уличные беспорядки и акт гражданского неповиновения. Полис успешно проявил все свои таланты: тащил, месил, рвал картины, разбивал фотоаппараты. В этот день картины стали страшным стремом: меня с моими картонками задержали за квартал и со строгостью, приличествующей революционной ситуации, отконвоировали в 5-ое отделение, в то время как уже собравшихся на Арбате винтили и тащили в опорный пункт, помещавшийся в соседнем переулке за ничем не примечательным подъездом. Там они просидели несколько часов и вышли торжественно и без картин.
Collapse )