May 4th, 2009

В очках

Once upon a past - 26

 ВЕЧЕР ПОЭЗИИ. 1986

А мир вокруг как будто хотел исправиться, хотя лично мне освобождать его было не для кого, потому что люди и были своими самыми большими врагами, с которыми мне было так тяжело, но все более и более интересно иметь дело.
И в этот момент при моем минимальном участии в стране еще что-то подвинулось, и вот уже звонил Макс Столповский и приглашал читать стихи в только что созданном клубе поэтов.
У метро меня ждали Макс и Маша, которую тот тоже пригласил, без всякой корысти, просто боготворя ее. Я нежно поцеловал ее в щеку. Нежная холодная щека, волосы, задевшие меня по носу, очень приятные знакомые духи. Я почувствовал старое возбуждение и опасность. Опасность, которую чувствует азартный игрок, прежде чем выиграть огромную сумму. Во всяком случае, в своих мечтах.
Это была такая темная длинная улица Кибальчича недалеко от метро Щербаковская, длину которой нам помогало сократить размышление о профессии человека, давшего улице свое имя. Моя знаменитая эрудиция была посрамлена: я мог вспомнить лишь что-то про самолеты и, почему-то, революцию.
Collapse )
В очках

Once upon a past - 27

ВРАГИ

Пришел Принц и принес статью в "ЛГ" о роке, где реабилитировали рок-группы вообще и советский рок в частности, семнадцать лет существовавший исключительно подпольно и вне закона, – и нашумевшую статью в "Комсомольской правде": "Дети Деточкина" – о "дружинах порядка", неофициальных объединениях ветеранов Афгана для самоличных расправ с правонарушителями.
Статья воспевала борьбу со злом с позиции зла и силы, а не с позиции слабости, как в незабвенном фильме. Это не дети Деточкина, было решено на кухне, это дети Мао Цзэдуна, гитлерюгенд и Павлика Морозова. Ведь с позиций "закона" – и хиппи вне его, и "тунеядцы", наркоманы, бродячие поэты и художники. Кто-то, вроде люберов, уже себя показал – избили до потери памяти на “Яшке” Диогена, дали в "Туристе" по мозгам Володе-музыканту, который и мухи не обидит: на днях он явился к нам из больницы с перебинтованной головой. Другие просят научить их самбо, потому что они хотят помогать родной стране и милиции бороться со злом. Они не просят научить их истине, культуре, добру, им предоставь повод дать в глаз, дай жертву. Потенциальные преступники и насильники становятся защитниками и устроителями порядка. В статье это выдается за ценную инициативу снизу, инициативу тех, кто уже послужил "на благо родине", исполнив "интернациональный долг".
Collapse )