February 15th, 2010

Перманентная революция


 

Читая «Перманентную революцию» Троцкого поражаюсь, в какую узкую схему большевики загнали себя благодаря Марксу. Да, в общем, и Ленину, который был для Троцкого и прочих партийцев абсолютным авторитетом, словно Иисус для апостолов. Сперва по схеме – буржуазная революция, потом социалистическая. Движущаяся сила первой – мелкая и средняя буржуазия, движущая сила второй – пролетариат и крестьянство. Непосредственное перерастание первой во вторую, без этапа «демократической диктатуры» – называется по Троцкому «перманентной революцией».

Сами выдумали термины и потонули в них. Точнее использовали их для потопления политических конкурентов. Столько людей укокошили, чтобы доказать простейшую вещь: есть только Власть, которая опирается не на класс, не на сословие, даже не на партию – а на одну только силу, на неизбежность наказания – за нарушение выдуманных ею же законов. Кто захватил эту власть, неважно как, тот и молодец! Но для легитимации захвата ему надо подпереться более общим «законным основанием», например, теорией Маркса.

Государство – это просто автомобиль; сесть за руль может, в общем, каждый. Другое дело, что дурной водитель заведет его в канаву.

Захват власти не связан ни с какими классами. Он связан с харизмой претендента и поддержкой группы влияния. Он связан с моментом, когда прежняя власть наделала много ошибок и страшно раздражила население – и требуется какой-то новый проект исправления всех этих ошибок. То есть обещания лучшей жизни. Кто лучше и громче про это прокричит – тот и захватит власть.

Да и нет никаких классов, силами которых или ради которых этот захват учиняется. Так же можно было бы сказать про «класс» старых и молодых, «класс» образованных и класс невежд. Класс искусственно создать нельзя, но можно создать сплоченную группу – для достижения личной победы. Группу, которая немедленно развалится, будет уничтожена или превратится в чистую декорацию – лишь только цель будет достигнута. Устойчивость власти теперь будет обеспечиваться силой принуждения и страхом «закона» (в нашем случае – страхом ОМОНа).

Маркс выдумал всю свою хрень, глядя на чудовищное положении рабочих в Англии, где даже семилетние дети работали по 15 часов, а молодые девушки умирали на рабочих местах. А расхлебывала почему-то Россия, где главным был не рабочий, а земельный вопрос.

Решили ли его большевики? О, да! Почти совсем истребив крестьянство как производительную силу. Ибо свободный труд на своей земле порождал стерву капитализма так же, как и труд в своей лавке в городе.

Но опять же не капитализм и социализм были тут важны, а был важен вопрос власти. При отсутствии частной собственности на что либо, при монополии государства на все – легче удерживать власть. Это знали все тираны во все века. Маркс просто удачно подвернулся под руку. Теперь тирания была оправдана прогрессом и заботой о трудящихся.

Тирания – очень удобный механизм управления. Ибо для власти устранены все преграды для осуществления ее грандиозных задач (если у нее эти задачи есть – но, как правило, начиная с Нового Времени именно наличие этих задач и является оправданием тирании или жесткой вертикали власти, как это называется эвфемистически нынче). Некому уже критиковать власть за большой расход средств и человеческих жизней, «отдельные» ошибки и неудачи. Количество съеденных жизней будет расти, но, не исключено, что власти действительно удастся построить нечто грандиозное, как удавалось это египетским фараонам, как удалось это Петру или Сталину. И потом останется только гадать, стоило ли величие государства такой цены? Имеет ли право на существование государство или власть, которая в таких количествах пожирала «своих детей»?

История любого государства – есть история трагическая. Как и история любой частной жизни. Подлинное бытие невозможно без трагедии. И политические трагедии абсолютно неизбежны. Как и неизбежно сопротивление им. Человек кончает бунтом, потому что его требования бесконечны. Запрещено лишь одно: винить кого-либо в собственной трагедии.