June 7th, 2010

ВТриЧетверти

Другая орбита

Я изменился, это факт. Мне стало труднее жить физически, но проще психически. Физические изменения налицо. Я сам не могу привыкнуть к своему виду. Зато многие психические проблемы отпали, как сухие листья.
Главное приобретение – это эмоциональный покой.
Все это может продлиться недолго, но пока работает.
Я догадываюсь, что я еще как бы в шоке, в некоторой неадекватке, мешающей мне понять весь размер случившейся со мной неприятности, – отсюда и образ мыслей. Но от этого он не становится ошибочнее. Просто эти истины открываются в шоке – и никак иначе.
Я делаю вид, что все нормально – и это нормальная жизнь. Действительно, это нормальная жизнь, но это совсем не та жизнь, которой я жил раньше. И это несколько не тот я. Не исключено, что в чем-то лучше. Но в любом случае, этот "я" все еще находится в стрессе – и неясно, когда он из него выйдет. Стресс помогает пережить кошмар. Стресс выталкивает тебя на другую орбиты, где черное может быть белым, горькое – сладким, а горе – радостью. В этот месте находится разум фанатиков и сумасшедших.

 
В очках

Blue Valentine - 20


XX. ДОСЬЕ

 

— Ну, за Россию, страну невест! — предложила Оксана тост по случаю образования новой русско-американской пары.

Два близколежащих вечера в ресторанах с Ричардом, недавно обзаведшимся в Питере русской половиной по имени Надя, его приятелем Марком, пришедшим с красавицей-подругой, Сашей-Шарни­ром и прочими: на Арбате в итальянском “Сан-Марко” и в китайском “Золотом лотосе” в “Сад­ко-арка­де”. Повод — американцы наконец разрешили Ричарду вывести Надю в Штаты (получив все бумаги, свидетельствующие о ее лояльности, в том числе даже письмо от ее питерского участкового). В “Лотосе” ели крокодилов, угрей и лягушек. Шура Антисфенов вел себя с размахом разгулявшегося купца: кило масла в жопу! Совершенно застебал официантку, темноволосую смазливую девочку в красном шелковом платье с разрезом до бедра под что-то китайское. Затеял спор на ящик шампанского: королевских они ели креветок или тигровых? И проиграл его. Зато счет подали на миллион.

Потом все пили у оксаниной тетки, где жил Ричард, а потом у нас дома (Шура возил нас по непролазной Москве на своем BMW). А работа стояла. За два дня мы потратили больше, чем заработали за месяц гнусных переводов. Друзья, вернисажи, новая поездка к Леше на дачу, опять друзья, годовщина свадьбы Шуры... Глухой напор после Испании.

 

 

Collapse )