August 3rd, 2010

ВТриЧетверти

Соседи, которых мы выбираем

 



Придумал новый термин: "двоюродные соседи" – это те, что через участок, и "троюродные соседи" – это, соответственно, через два. Ну, есть еще, конечно, и "родные" соседи, самые соседние – и с ними больше всего хлопот.
То есть, с одними соседями хлопот у меня совсем нет, – ибо они старые приятели из Москвы. Их музыка вполне меня устраивает и даже освобождает от необходимости ставить собственную, дабы создать в общем пространстве нужную акустическую атмосферу или заглушить попсу двоюродных и троюродных. 
"Родные" с другой стороны – иной коленкор. Вражды у меня с ними нет, но и любви тоже. Практически рухнувший весной от ветра забор, разделяющий наши участки, так и ждал моего приезда. Когда же я предложил его починить, они поинтересовались: буду ли я это делать один, не собираюсь ли припахать и их? И когда узнали, что не собираюсь, с облегчением согласились на любые мои усилия и даже разрешили мне работать с их стороны. Понятно, у них есть другие дела: огород, который они поливают с утра и до ночи. 
Люди они простые дальше некуда, и даже их голоса и способ общения друг с другом порой выводят меня из себя. Соседа, что не захотел со мной работать, я тем не менее признаю за святого, ибо за столько лет совместной жизни он так и не убил свою жену, что я на его месте сделал бы давным давно!
Единственная музыка (если так можно сказать), которой они радуют меня – это русскоязычные радиостанции из магнитолы. 
Собственно, радио и является эксклюзивным поставщиком звуков для всего поселка, ибо ничего своего, на дисках ли, на кассетах, на компе – никто тут не озаботился завести. А зачем, когда радио 24 часа выдает на гора такой замечательный душещипательный блатняк ("шансон") (Шафутинский, Круг, кто там еще? – я имен-то не знаю), – коим, конечно, надо порадовать и всех соседей, близких и дальних, чтоб и им стало хорошо! Сами они люди тоже все сплошь простые – но музыку как любят!
Поэтому каждое утро, начиная с семи-восьми, я закрываю свое пластиковое окно, согласный лучше умереть от духоты, чем от очередной русскоязычной пакости.