September 24th, 2010

ВТриЧетверти

Прекрасная Капризница и Конек-Горбунёк. Русская сказка


 

(Предупреждаю: это типично шовинистско-мужская сказка, далекая от всеобщей объективности. И, как я люблю: пусть никто не уйдет не обиженным…)

 

Другому Горбуньку легко доверять, ему от тебя по большому счету ничего не надо. Ну, может, дрель попросит на пару дней. Капризница же может захотеть от Горбунька бог знает чего, например, чтобы она стала частью его судьбы. А это уже пахнет чем-то серьезным.

Поэтому надо вернуться к референтному мифу и основному сюжету.

Сперва Прекрасная Капризница вовсе и не капризна, наоборот: отзывчива, мила и на все согласна. Ведь сплошь и рядом бывает, что будущая Капризница является довеском или балластом в жизни будущего Конька-Горбунька. Так устроено природой, что Горбунёк ищет пути и идет по ним. Он может идти один, а может взять Капризницу в компанию. Именно она пристраивается к компаниям горбуньков, становится их эротическим фокусом, такой специей к скромному блюду. Да и куда же ей идти без сопровождающего, ведь все Капризницы страдают врожденным топографическим кретинизмом! В этих компаниях она узнает о модных словах и идеях, и прогрессивном образе жизни. Здесь она ищет Горбунька по норову.

Горбуньковское либидо ищет объект, а Капризница сигнализирует: вот он!

Ее роль меняется, когда она рожает детей. Тогда хвост начинает вилять собакой. В ее жизни появляется серьезность и солидность. Именно она становится первой, а Горбунёк – вторым. Всякий романтизм и авантюризм оставляют ее. Она становится "землей" и превыше всех красот горизонта и пододонной глубины идей ценит надежность, определенность и нежность в постели.

Теперь уже она диктует пути, точнее – диктует стоять на месте в достигнутой точке.

Тут уже ее стихия и воля! Тут обретает она свое настоящее предназначение – в колхозе имени Прекрасной Капризницы, в вечном детском саду заколдованного женского царства… посреди психической атаки спиногрызов, лая собак, ора телевизора, звона бьющейся посуды… Славный трогательный бедлам, милый для Капризницы, копающейся в нем, как в сору, играющей в него, как в шашки… Она руководит им громким ором, как прораб на стройке, устает, но ощущает полноту жизни. Ей невдомек, отчего это у Горбунька кислая рожа?

 

Collapse )