October 8th, 2010

ВТриЧетверти

Голос тоски


 

Тоска – как свидетельство наших высоких запросов, прекрасного утраченного прошлого, она напоминает об отсутствующей, но взыскуемой полноте жизни. Так образованный варвар, глядя на римские руины, грезит о неуловимой воображаемой родине, которую он никогда не увидит. 

…Личная жизнь застыла, а она – самый большой источник душевной информации. Глубокий исследователь жизни без нее вырождается в чахлый комнатный цветок, вроде бледной герани. Вместо господина он вдруг сам оказывается рабом. Душа утомлена, раздражена, расслаблена. Она занята пустяками и внешними проблемами. Ее сила в самый драматический момент – сила отчаяния, мужество загнанного в угол не рычащего тигра. 

Можно жить одной тоской. Можно ничего не делать для полноты. Полноту должен кто-то принести. Словно бросить спасательный круг. И тогда, клянешься ты, ты уже не будешь беречь душу…

Ибо душа устала клевать мелкое зерно покоя, она требует свежих впечатлений, как организм витаминов зимой. Твое бытие светится вполнакала, твои силы пропадают втуне, твои валентности не закрыты и алчут.

Гордыня, эта вставшая на дыбы гордость, сомневающаяся и агрессивная, – бьет копытом и готова вывести в поле хоть сто легионов и завоевать полмира. Но император молчит. Он не знает, что завоевывать, он разочарован прежними победами и не верит в радость будущих.

Окаменение есть наша мудрость, и бесчувствие есть наша праведность. 

Каменное сердце неуязвимо. Но оно способно лишь на имитацию жизни, не требующую больших усилий. Noli me tangere, – говорит каменное сердце. Оно щадит себя, как щадит себя воин накануне битвы. Оно видит в жизни лишь формы гибели. И, как часовой, оно должно быть готово.

Когда жизнь вновь заговорит в нем – она заговорит голосом тоски.