November 7th, 2010

ВТриЧетверти

Ширма




 

 

Наибольшее счастье человек испытывает, когда он попадает на сцену в предназначенной для него роли. Как болт должен радоваться, попадая в дырку с нужной резьбой.

Это не про предопределенность всех судеб и не о некоем предвечном целепологании для каждого из нас (болтиков в машине Замысла). Но если человек родился с данными бегуна, а должен всю жизнь сидеть за канцелярским столом – он не сможет быть счастливым. Сходным образом и художник, оформляющий первомайские стенды в концентрационном лагере.

И так хитро задумано, что предназначенные нам роли, ситуации, нужные нам дырки (в любых смыслах) – находятся заведомо далеко от нас. Мы как шарики в пинболе бешено или лениво катаемся по полю, пытаясь найти их. Некоторые сразу «находят» что-то, что, как им кажется, их вполне устраивает. Они успокоились, скромно сели на свои задницы – и просто проживают дни и часы до конца игры, сажая гладиолусы. Они знают, что выиграли мало очков, но их это не тревожит, их амбиции минимальны. Возможно, и Предвечный Игрок не очень много на них ставил, как на пешки в своей партии.

Интересно следить за борьбой лишь сильных фигур. Тех, кто маниакально ищет то исключительно свое место, свою роль, ломает вполне приемлемый для другого шалаш – и с непонятным упорством тусует дальше.

Адлер назвал бы такое поведение невротическим. Но невроз разовьется в них, если они, все время нацеливаясь на роль, будут делать одни и те же ошибки при ее достижении: уходить от тяжелого решения, бояться перейти сакраментальный мост, что отделит их от привычной жизни, не смогут пройти инициацию, не станут «посвященными». Это будет невроз отложенной несостоявшейся «посвященности».

 

Collapse )