November 12th, 2010

В очках

Поджигатель - 2


– А когда ее будут хоронить? – вдруг спросил Никитин.

– Когда? Не знаю. Дня через два-три, а что?

– Отпустите меня. На похороны. – Это было сказано с силой.

– Зачем?

– Отпустите. – На этот раз с просящей интонацией.

Похороны, похороны… Хазаров вспомнил, что это пункт Сергея.

– В обмен. За это ты расскажешь, как было.

– Хорошо.

– Говори. Ты?

– Я.

– За что?

– Отомстить.

– За что?

– Потому что бил.

– Отец?

Парень кивнул.

Хазаров прикинул: чувство обиды, неуравновешенная моторная психика, которой нужно сразу снять раздражение за счет каких-то действий. За это и в дурку угодил. Все сходится. А что тогда это, с парнями?

 

Collapse )

 


В очках

Поджигатель - 3


***

 

О том, что он приемный сын, он узнал в пятнадцать лет, когда закончил девятый класс и собирался идти в кулинарное училище. Там была много девочек, мало ребят, и он уже знал, как уважают поваров, как хорошо они живут. Повар – самая спокойная профессия, с ней даже в армии не страшно.

Отчим удивился: не мужское это дело! Но ни к чему другому Сергей интереса не проявлял.

Теперь, когда надо было собирать документы для паспорта, отчим решил, что Сергею пора знать правду. Он все равно может заглянуть в свое свидетельство о рождении. Пасынок начнет самостоятельную жизнь. Сергей и сам собирался жить отдельно – в общежитии. Привязанность к родителям уже не должна быть для него важной. Напротив, мешала бы. Сам Никитин-старший не был избалован родительской любовью и не считал, что это пошло ему во вред. Почему-то он решил, что время их совместной жизни заканчивается, и это его радовало.

Но в кулинарное Сергей неожиданно провалился: на экзамене от нервов так разболелась голова, что он не смог написать простое сочинение. Но сам он считал, что роковую роль сыграла его репутация вора. Отчим покачал головой с видом: я так и думал, – и протянул брошенное в почтовый ящик приглашение поступать в местное (знаменитое) ПТУ, чтобы приобрести одну из десятка специальностей. И Сергей пошел учиться на маляра, куда брали всех и без сочинения и с репутацией.

Нет, полученная информация не была шоком, переломившим жизнь. И нелюбовь отчима не стала от этого понятнее. Сергей и прежде предоставлял приемным родителям массу поводов для удовлетворения воспитательского рвения.

Тогда, после кражи кольца с бриллиантом, отец воспользовался традиционным методом исправления – ремнем. Потом он неоднократно предупреждал Сергея, что за воровство его могут посадить. Сергей парировал, что будет косить под дурака (в семье царила похвальная откровенность).

Была ли необходимость косить? Для отчима такой вопрос не стоял.

 

Collapse )