January 21st, 2011

Армагеддон

Вопросы Сфинкса


 

Фрейд видел причины неврозов в детских сексуальных травмах, в нестыкуемых противоречиях нашей изначальной сексуальности и реальности. В закрепощенности изначальной сексуальности находил источник невроза и Райх. Отто Ранк и Станислав Гроф видели причины неврозов в перинатальной стадии развития плода и его рождения. Гроф погружается дальше – вплоть до трагедий прошлых жизней индивида, пересекаясь здесь с юнговским коллективным бессознательным. В этом же направлении действует и гештальттерапия. Едва не все, условно говоря, современные психологи ищут причины неврозов в прошлых психологических травмах, незалеченных, похороненных в бессознательном, но отравляющих существование черными подозрениями, страхами, неопределенными воспоминаниями о когда-то случившейся боли. Цель этих психологов с помощью психоанализа, LSD или чего-то еще обнаружить очаги древней боли, довести их до сознания, пережить эту боль вновь и победить. И так избавиться от невроза. (Понятно, что Адлер, Юнг, Берд и некоторые другие психологи искали причины неврозов в некоторых иных обстоятельствах.)

Я не отрицаю значимость первых лет развития, когда в психику закладываются основные модели поведения и реакций. Закладываются некие психические паттерны. Но уж с ними, думаю, ничего поделать нельзя, что заложилось, то заложилось. И травмы, детские и прочие, тоже значат много. Но я не склонен преувеличивать их значение и спасительность их лечения.

Не столько важны прошлые травмы (как и сексуальность), сколько неправильное восприятие действительности, страх ее, желание не видеть болезненных моментов, а, следовательно, не реагирование на очевидные и важные сигналы. Когда мы были детьми, наши страхи и ошибки были обоснованы. Мы были слабы, невежественны, неопытны. Эти ошибки, да и нас самих тогда – можно забыть, потому что мы теперь совсем другие. Мы вовсе не обязаны нести и платить за эти детские ошибки. Главное – не совершать точно такие же и теперь.

 

Collapse )