February 2nd, 2011

Армагеддон

Читая Буковски

Читая книжку интервью Чарльза Буковски, подумал о занятном феномене: подобно тому как в любой очереди образуется очередь внеочередников, так в гуще нонконформизма образуется свой конформизм. То есть некие общие мнения, догмы, мифы, сверхценности, неприкасаемые, гуру, законодатели моды, с которыми надо дружить, которых нельзя ругать – если хочешь добиться успеха в этом малом кругу Самсары.

Собственно, этот "нонконформистский" круг подобен любому другому – это шанс аутсайдера найти свою аудиторию, поделиться плодами плохо структурированной обиды или восторга, с инструментарием любителя лезть в запретные профессиональные веси, ломая условности, как танк. А аутсайдеров очень много, едва не больше, чем всех остальных. Это мощная сила – если использовать ее в своих интересах. Знаковая фигура андеграунда запросто становится популярной у самых широких масс. Она эффектна, ни на кого не похожа, аутсайдеры всех стран смотрят на нее, как на пример для подражания.

Так вот: Буковски имел смелость оставаться нонконформистом даже среди нонконформистов, высмеивая этих педиков и ни с кем себя не объединяя (это его, а не мои слова). Он имел смелость быть один. «Прикиньте: поэт, любящий женщин… поэт, который не преподает, не пишет книжные рецензии…» – сообщает изумленный журналист в 67 году. Лишь действительно матерый человек способен на такое.

Collapse )