November 11th, 2011

Армагеддон

Философия как не-наука



 

Философия – не самостоятельная наука. По сути, это светское подразделение теологии. Она занимается теми же, что и последняя, проблемами (если их так можно назвать), но решает их не с точки зрения Священного Писания, а с точки зрения разума. Но настоящей наукой она тоже не является, ибо ни одна из ее "гипотез" не проверяема экспериментально (эмпирически). Об этом я уже писал (http://pessimist-v.livejournal.com/168605.html#cutid1). Две с половиной тысячи лет она рассуждает о мнимостях ума, и в этом мало чем отличается от схоластики и метафизики. Все ее проблемы или выдуманы или неверно поставлены. Что было простительно в Средние Века – неинтересно теперь. Теперь философия может быть лишь историей философии, историей неудачной попытки с помощью логического рассуждения понять тайны бытия. "Тайн" было раскрыто с гулькин нос, зато философы исписали тонны бумаги на тему души и Бога, свободы, блага, добра и зла, познания, субстанций, монад – и прочих абстракций. Только за ХХ век они выдумали феноменологию, философию жизни, экзистенциализм, структурализм, постмодернизм и кучу других философских направлений. Причем выводы их писаний заранее предрешены, и "логика" была нужна философам лишь затем, чтобы как можно убедительнее доказать свою очередную выдумку.

Философы морочат мир абстракциями, о которых часто интересно читать, но которые ни к чему не могут быть приложимы. Если бы философия могла научить человека быть свободным и ответственным, если бы научила делать выбор, развернув перед ним все альтернативы, – но она погружена игру со словами, она выискивает онтологические основания, выдумывает новые сущности и понятия, выстраивает якобы неразрешимые антиномии и путает самые простые вещи, бессильная порвать с теологией, из которой вылупилась.

"Жизнь, – шепчет он, остановясь

Средь зеленеющих могилок, –

Метафизическая связь

Трансцендентальных предпосылок".

Он – это философ, естественно. Он ни о чем не может сказать просто – чтобы его не поняли, чтобы не увидели, что ему не о чем сказать. За усложненным понятийным аппаратом он скрывает собственное бессилие что-то открыть и доказать. Я знаю, о чем говорю, я сам "философ". (Собственно, философы-позитивисты тут со мной, думаю, согласились бы, даже такие столпы, как Рассел с Витгенштейном.)

 

Collapse )