March 30th, 2012

лаевский

Сердце поэта у ног пророка



13 лет мусульмане чтили мир – и все остальное время – войну. Ислам, что бы мусульмане теперь ни говорили, – это право на разбой, утвержденное самим Мухаммедом. Он развязал войну, он пролил первую кровь. Он первый совершил бандитский набег на торговый караван. Всё под знаменем ислама и мести язычникам, само собой. Он провозгласил для сомневающихся единоплеменников – что умерший за ислам попадет в рай, а живой не будет нести ответственности за кровь, так как его рукой управляет сам Аллах. Худшее из того, что придумали христианские епископы для крестоносцев – произносил сам пророк, зачинатель религии. В чем же винить последователей?

Война решала проблему бедности, а новая религия, отменившая старые племенные связи и законы и даже родственные чувства (ибо преступно любить и молиться за язычников, обреченных аду) – давала этой войне легитимность. Для арабов нововведением ислама, помимо единобожия, которое, конечно, было им известно как от христиан с иудеями, так и от собственных ханифов, – была, главным образом, концепция посмертной жизни с посмертным же воздаянием за грехи. Посмертная жизнь всюду плодит фанатиков, убийц и самоубийц, отдающих свою жизнь и волю в руки Бога и потому лишенных ответственности. То есть сбрасывающих самую большую ношу человека.

Пока Мухаммед был слаб – его учение походило на христианство. Когда стал силен – стало походить на учение большевиков. Его походы – типичные эксы, к тому же в священные месяцы, в которые арабам запрещена война. Его проповеди – оправдание зла и даже своей личной пользы – чистотой веры.

Хуже того: он пятнал себя бессудными подлыми казнями враждебных ему людей. Одной из жертв был столетний поэт Абу Афака, высмеивающий пророка и ниспосылаемые ему откровения. А надо помнить о сверхважной, почти священной роли поэта у арабов. Авторитет пророка серьезно страдал. "Кто разделается с негодяем ради меня?" – воскликнул Мухаммед, и желающие сразу нашлись. Следом он расправился с поэтессой Асму, осудившей убийство Абу Афака: "Кто избавит меня от дочери Марвана?" И когда дело было сделано, поощрил убийцу: "Ты помог Аллаху и посланнику его, Умайр!" Он подослал убийц к поэту Каабу ибн Ашрафу, для чего разрешил убийцам прикинуться врагами Мухаммеда. Они закололи поэта и бросили его сердце к ногам пророка.

Подобным образом он расправлялся и с враждебными шейхами, предвосхищая тактику Горного Старца, Хасан ибн Саббаха.


Collapse )