December 8th, 2012

лаевский

Сны




 

Сон, как известно, в достаточно откровенном или, напротив, неявном виде отражает структуру жизни и внутренние проблемы спящего. Я обратил внимание, что многие мои сны строятся по одной модели: я, словно фольклорный герой, преодолеваю бесконечную череду препятствий, трудностей, опасностей. Стоит мне преодолеть одну трудность – тут же появляется другая. Они выскакивают, как враги в компьютерной стрелялке. Когда я не справляюсь с одним из препятствий и падаю под точным выстрелом «врага» – я просыпаюсь. Игра окончена – до нового сна, новой попытки, хоть и с другим сюжетом. Хотя… последнее время препятствия в какой-то момент исчерпываются, и я просыпаюсь сам по себе.

Собственно, подобный сон повторяет жизнь: она тоже есть прежде всего череда препятствий – если ты к чему-то движешься, или череда испытаний, если ты стоишь на месте. Поэтому человек мечтает о безмятежности, то есть месте и состоянии, где больше не надо ни за что бороться, где все решено и уравновешенно. В реальности таких мест нет – и это говорит лишь о том, что, в отличие от сна, игра не закончена.

Человек остается человеком, только потому, что каждый день удачно отстреливается от монстров, мечтающих доказать его ничтожность. Форма человека – это форма его сопротивления.