February 26th, 2015

лаевский

Трусость




 

Еще «медлительный принц Гамлет» заявил, что «всех нас в трусов превращает мысль». Но дело не в мысли как таковой, а в том, кто мыслит, и зачем он прибегает к ней?

Мысль возникает тогда, когда затруднено стихийное, непосредственное действие, подобно тому, как интеллект, согласно Выгодскому, начинается тогда, когда заторможена воля. Можно сказать так: мысль возникает, когда действие необходимо, неизбежно, но в то же время невозможно – в силу каких-то причин, например, опасно. Человек попадает в тупик, в противоречие, из которого он пытается выбраться посредством мысли. То есть, для того, чтобы появилась мысль, необходимо осознать тупик. Мысль нужна, чтобы выбраться из лабиринта. Мысль при этом может ходить по кругу, не находя решения. Любой выбор кажется плохим. Мы стоим, ничего не делая, и называем это своей трусостью. И обвиняем в этом мысль.

Но точно так же мы можем обвинить себя, что не научились ею пользоваться. Естественно, мысль не всемогуща. Возможно, она пасует, столкнувшись с очень сложной ситуацией. Или вся проблема в нашей собственной слабости, не дающей мысли сделать необходимый, но неприятный, почему-либо неприемлемый вывод. Трусость – это нежелание доводить мысль до конца, провести полное расследование. Трусость – это нежелание узнать правду о себе.

Правда в том, что мы не то, что мы воображаем. Трусость начинается тогда, когда мысль подбирается к разоблачению иллюзий о собственном «я» и сконструированной картине мира, которую мы когда-то создали для своего психологического комфорта.

Кстати, принц Гамлет был не первый, кто задумался. Первым был принц (царевич) Арджуна. И понадобилась вся изощренная демагогия Кришны, чтобы заставить его действовать. То есть убивать.