Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Categories:

Израиль 2011 (часть 3)

 




Мицпе-Рамон, или моя личная высадка на Марс

Мне не удалось уговорить Мангусту поехать на Мертвое море (где "нечего смотреть"), поэтому мы поехали гораздо дальше: через пустыню Негев – в город Мецпе-Рамон, что лежит на 300-метровых скалах самого большого кратера в мире Махтеш-Рамон, 40х8 км, простирающегося вплоть до границы с Египтом. Я бы, конечно, поехал туда на машине, но Мангуста посчитала, что для машины это будет непосильное путешествие. 
Поэтому рано утром мы доехали до Беньямины, где сели на электричку до Тель-Авива. В ТА пересели на электричку до Бэер-Шевы, библейской Вирсавии, города патриарха Авраама. По дороге слушаю краем уха разговор соседей, двух пожилых людей – о проблемах с внуками: те смотрят по ящику местные мультфильмы (вполне ужасные, между нами) – и так учат иврит в ущерб русскому. 
За Тель-Авивом пейзаж становится все более плоским и степным. Но это лишь по цвету степь, ибо земля – уже песок. При этом на ней пытаются высаживать деревья, подводя под них воду в шлангах.
От Бэер-Шевы, большого современного города, мне запомнилась лишь реклама: чья-то рука выжимает в бутылку половину граната. Эта реклама тут повсюду. Хотя в городе есть "археологический сайт", с находками 3-4-х-тысячелетней давности. Плюс "колодец Авраама" и то, что осталось от библейского периода. Но всего не охватишь. 
В Бэер-Шеве чудесно быстро вписались в автобус до Эйлата, едущий по Сороковому шоссе через Мицпе-Рамон, 53 шекеля за двоих – где-то за сто километров пути (машина нам обошлась бы в два раза дороже). Зато во всем автобусе мы лишь двое штатские: остальные – солдаты израильской армии обоего пола. Мы даже сидим не вместе. 
За Бэер-Шевой начинается пустыня Негев, самая большая пустыня Израиля, занимающая 60% его территории. Пустыня – это не обязательно песок. В этой преобладает камень, золотисто-серые холмы в колючей серой траве. С вкраплениями "оазисов" – оливковых ферм. 
Никогда не думал, что дорога через пустыню будет такая кривая и петлявая. Это очень горбатая пустыня. И она не совсем пуста: в ней даже разбросано несколько тюрем (что логично) и множество военных частей, – отсюда уйма военных. В Израиле вообще кажется, что живешь в воюющей стране (что отчасти так и есть): так много людей в форме, еще и с оружием. 
Местный дорожный знак: треугольник с верблюдом. И предупреждение: "beware camels near the road". Увидел и самих camels. Они живут в селениях бедуинов, типа палаточных городков. Мангуста объяснила, что по местному закону бедуины, как коренные "индейцы", могут селиться на любой приглянувшейся им (свободной) земле Израиля. 
Остановились в Авдате на перекур. Небольшая площадь с заправкой и современном придорожном кафе с удобствами. Кусок жизни среди ничего. На ближайшем холме – чего-то вроде старинной крепости, античной цитадели. На самом деле это руины набатейско-римско-византийского города, раскапываемые до сих пор. Надо бы подняться, но мы связаны временем и своим местом в автобусе. 
В Мицпе-Рамоне мы вышли одни. И автобус поспешно умчался, прихватив не верящих в свою удачу счастливчиков. Как мал Израиль: честно сказать, я даже не успел накататься. Не выйдя здесь – через час с небольшим мы были бы на Красном море. Но что нам Красное море! 
Путеводителем "Пти-Футе" мне был обещан город из фантастических фильмов, какая-то марсианская станция. Ничего подобного я не увидел. Город даже напомнил совковый. Вообще-то, это новое и очень маленькое поселение, всего 4500 жителей. И находится на высоте 900 м над уровнем моря. Здесь даже выпадает снег (раз в несколько лет). Зато абсолютно чистое небо, ужасное глубиной своей голубизны, с пронзительным солнцем – и правда "марсианское". 
Но вот кратер – это уже чистый Марс. Туда даже не надо летать, как и американцам на Луну: все можно снять здесь. Пейзаж абсолютно лишен зелени, в черных, желтых, сиреневых, краплачно-коричневых пятнах, безнадежно пустынный, мертвый, необитаемый, неземной. Напоминает дно океана с внезапно ушедшей водой. 
Нашлась и "фантастическая" архитектура. Это прежде всего новый туристский комплекс прямо на краю кратера, выполненный в местной традиции: кубические здания с плоскими крышами, наползающие ступеньками друг на друга, в цвет здешней земли, словно геометрические полипы с узкими окнами. И небольшой район весьма интересных современных домов, напоминающих модульные шедевры Кисё Курокавы, но всего в четыре этажа: круглые окна, квартиры-капсулы. На краю райончика притерся современный амфитеатр с детской площадке посередине. На ней нет детей (игра детей в этом зное отдавала бы садизмом), зато в тени горки лежит длиннорогий козел-ибекс, он же "козерог", которого запрещено кормить – согласно предупреждению на специальном щите. 
С неутомимостью ибекса я прошел весь Мицпе-Рамон и залез на смотровую площадку над кратером на холме – в полукилометре от города. И тут осознал, что забрался черте куда на юг, рядом Африка. До Эйлата и Красного моря осталось 140 километров. С изумлением подумал: как далеко зашел белый человек! И еще умудряется жить здесь. Здесь самое время остановить мгновение и застыть в безраздельном "теперь", медитировать в полном одиночестве в сердце пустыни. С цивилизацией меня связывал лишь маленький город, местная обсерватория на горизонте и грохот израильских истребителей в небе. 
Снова прошел весь город, уже по новому маршруту, – к здешнему гест-хаусу, где от жары пряталась белокожая Мангуста местной породы. Теперь проблемой было выбраться из этого замечательного места, потому что автобусы шли мимо указанной остановки. Что мы, однако, все же сделали, хотя в какой-то момент показалось, что до Бэер-Шевы придется добираться стопом. Рейсовый автобус шел со всеми остановками: снова в Авдате, в Сде-Бокере, кибуце, где похоронен Бен-Гурион с женой, еще в паре населенных пунктов, в которых к нам подваливало все больше военных. Женщина в автобусе за спиной сказала в мобилу "ну" с такой интонацией, что я сразу признал в ней русскую. Мангуста устала, но держится. Машина, две электрички, автобус, автобус, две электрички, машина: челночное вышло путешествие. Оно стоило того. Я побывал на своем индивидуальном Марсе. 



Между Тель-Авивом и Бэер-Шевой. Началась пустыня. Вид из электрички. 



А это уже между Бэер-Шевой и Мицпе-Рамоном. Вид из автобуса.








Обещанные camels



Бедуинский поселок



Крепость Авдат



Наш автобус и наши достойные спутники






Оазис



Мицпе-Рамон, новый туристский комплекс



Сам город



А вот и Марс: "кратер" Махтеш-Рамон









В Израиле очень неравнодушны к скульптурам, иногда весьма необычным






Это – куда мне надо доползти



Вероятно, это "Пти Футе" именовал космической архитектурой



Если б один – этих нахалов тут несколько. 



А вот сам ибекс



Мицпе-Рамон со смотровой площадки ("поклонной горки")



Его окрестности









Дорога назад



Древний идол пустыни

(возможно, будет продолжение)


Tags: Израиль, фото
Subscribe

  • Двое в городе

  • Закулиса

    Можно ли допустить существование какой-то «закулисы», типа современных «розенкрейцеров», о которых писал Пятигорский? Но…

  • Критическая масса

    Можно издеваться над понятием «духовная жизнь», тем не менее, она, если и не является панацеей, то, во всяком случае, – в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Двое в городе

  • Закулиса

    Можно ли допустить существование какой-то «закулисы», типа современных «розенкрейцеров», о которых писал Пятигорский? Но…

  • Критическая масса

    Можно издеваться над понятием «духовная жизнь», тем не менее, она, если и не является панацеей, то, во всяком случае, – в…