Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Похвала одиночеству



В искусстве одиночество подается как несчастье и проклятие. И потому как что-то временное. Все люди должны разбиться по парочкам – вот тогда будет хорошо! "Ведь одиночество – наихудшая разновидность страдания", – пишет Януш Вишневский в "Одиночестве в сети", известном масскультном романе, приобретенном мной ради названия (я еще, может быть, напишу на него "рецензию").

Даже Раскольников встречает Сонечку, даже "монах" Мышкин оказывается вовлеченным в любовное приключение – для абсурда аж с двумя женщинами! И вообще, что это за роман или кино – без любовного приключения, лучше, конечно, драмы?

Одинокий человек все время показан жертвой – опрометью кидающейся в новую передрягу, мираж, кабак, чтобы не чувствовать своей обделенности. Эту обделенность можно долго и аппетитно обсасывать, на чем искусство неплохо паразитирует.

Хочется переложить тяжесть жизни на кого-то, кто призван помочь или, напротив, кто мешает, все портит. Человек внутри беспрерывно твердит: "Я – хороший! Ах, если бы не он, она, они!.." Именно "они" мешают мне быть счастливым, а, значит, я жертва.

Есть несомненная сладость в обделенности, мизерабельности даже. (Здесь я возвращаюсь к теме одного из предыдущих постов, посвященного тоске, русской хандре и Английскому сплину, что, как мы знаем, одно и тоже). Люди, может быть, специально впадают в нее, чтобы испытать утонченную пытку жалости к себе, проникнуться сочувствием к несправедливо обиженному, неоцененному, словно герою слезливой мелодрамы. Так должно быть по романтической парадигме: благородный герой обязан страдать. А люди хотят оставаться романтиками, хотят играть благородную роль даже при минимальных заслугах. Они сентиментальны к самим себе. Потому что знают в душе, что слабы, и их нетрудно сокрушить. И со страхом ждут этого, заранее примеривая на себя дырявое рубище.

Тогда их тоска – предчувствие глобального поражения. А что такое смерть, как не предчувствие глобального поражения? Это если смотреть поверхностно. Хотя как ни смотри – в ней все равно мало приятного.

Еще тоску можно понять как смутное желание или, лучше, его негативную проекцию, что-то неясное и неосуществимое. Когда низы не хотят, а верхи не могут или наоборот. В общем, это готовность и потребность что-то менять, без четкого понятия: что? Потребность в изменении, как и сами изменения – это двигатель эволюции, и в этом смысле тоска – явление положительное.

Известно, что если жизнь наполнена – тоски не будет. Тоски от несовершенства жизни или собственной невостребованности. Однако большинство известных способов бегства от тоски являются Пирровой победой.

Когда-то я думал, что тоска – нормальное состояние творческого человека, тоньше чувствующего, о большем мечтающего. Я обманывал себя. Тосковать можно лишь о том, что ты связан по рукам и ногам, всем должен, обязан – и тебе от этого никуда не уйти. От ощущения плена и однообразия – и невозможности ничего изменить.

Но вдруг все меняется. Так тоже бывает. И не всегда человек оказывается готов к этому. Поэтому, чудом избежав одного колеса, поклонник джаггернаута спешит прыгнуть под другое. Сколько проблем вешает на себя человек только потому, что не может быть один!

Ситуация может радовать, а может пугать: все старые лекала не подходят – они появились в период юности и неумения жить. Чувствуешь себя распеленанным младенцем, только-только учащимся ходить. Падающим и набивающим шишки. Ты же никогда не жил самостоятельно и не стоял на своих ногах! Не дышал, не видел мира. Вот где была "матрица"! Понадобилось несколько десятилетий, чтобы открыть реальность.

Правильно понятое и освоенное одиночество может приносить свою радость. Но это совсем новая и другая радость. В ней нет (или почти нет) нежности, общения, сильных эмоциональных переживаний. Ты наслаждаешься простыми вещами и тем зыбким миром, который установился в тебе. "Лишь жить в себе самом умей", – советовал классик. Вот и живи. Копай и разыскивай себе ключи и прочее. Это отличный тренинг.

Ты идешь в ту сторону, в которую хочешь, и с подходящей тебе скоростью. Это как у человека, который долго практиковал йогу или вызывание духов, – наконец стало что-то получаться. По привычке хочется погрустить о чем-то, о том, чего нет. А этого и правда нет – потому что не надо. Однако состояние требует постоянной работы, чтобы ты даже на минуту не приложил к себе примочек жертвы, не начал по привычке впадать в тоску. Ты не жертва! И тебе не за что себя жалеть! Одиночество и в сети, как и вне ее – это не трагедия.

Осень разбивается о стекла мастерской. Ей нет доступа в сердце. Точнее, она даже мила сердцу. В моем понимании – этого вполне достаточно.

Tags: медитации, сказки на ночь
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Заинтересованность

    Так называемая «мораль», «понимание» добра и зла – это вторичный продукт религиозных (мифологических) концепций,…

  • ***

    Критик всегда одинок, Летом, зимой, в промежутке. Ищет повсюду исток Ужаса: в курице, в утке... Критик всегда виноват: Если девчонку…

  • Другой механизм

    Чтобы объяснить странное поведение человека в некоторых исторических ситуациях, например, культурных немцев в Третьем Рейхе, когда упомянутый…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments

Recent Posts from This Journal

  • Заинтересованность

    Так называемая «мораль», «понимание» добра и зла – это вторичный продукт религиозных (мифологических) концепций,…

  • ***

    Критик всегда одинок, Летом, зимой, в промежутке. Ищет повсюду исток Ужаса: в курице, в утке... Критик всегда виноват: Если девчонку…

  • Другой механизм

    Чтобы объяснить странное поведение человека в некоторых исторических ситуациях, например, культурных немцев в Третьем Рейхе, когда упомянутый…