Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Аристократ



 

Можете меня линчевать или смеяться, но я за аристократию (которую не к месту упомянул в предыдущем посте). И не потому, что она «свободна». Она когда-то была свободна, прежде всего от тягот борьбы за существование. Она не должна была работать ради выживания (как мы все – при всей нашей формальной свободе). Аристократизм предоставлял хорошую стартовую площадку. Великое русское искусство XIX века получилось таковым, потому что было в главном – «аристократическим», то есть не «пошлым», не буржуазным, не народническим, не пролетарским, не кастовым, тем более – не конъюнктурным. Его творили свободные люди. «Служба не обременяла их». Собственно, они были даже свободны от публики. Они – ничья собственность, пусть кто угодно считал иначе. И далее по тексту: «Вы ошибаетесь… Наши поэты не пользуются покровительством господ, наши поэты сами господа. У нас поэты не ходят из дому в дом, выпрашивая себе вспоможения».

Аристократизм мне интересен не как власть лучших. Аристократизм – весьма искусственная и неустойчивая формация. Это оранжерейный цветок, и вся свобода аристократа – с демократической (и весьма справедливой) точки зрения – «нечестная», незаслуженная (лично аристократом), унаследованная. Да, пусть она была «нечестная» или крайне избирательная, совершенно не для всех. Но для всех бывают лишь самые дешевые вещи. Подобной «свободой» пользовалась «золотая молодежь» советского времени, известные «мальчики-мажоры», дети номенклатурных родителей. И нельзя недооценивать их роли в гибели мерзопакостного совка. Они были более рафинированы, им было больше позволено, у них были особые заявки, деньги, образование, каналы информации, кураж… Сколько бы в них ни было мелкой местной убогости.

Нам остается лишь утешаться званием «аристократов по духу». У нас одна «трагедия», у прежних аристократов – другая. История Толстого – это признание фатальной невозможности аристократа по рождению стать кем-то другим, просто частным человеком или (тем более) частным «святым». Аристократ по рождению Набоков (не важно, какого градуса был этот аристократизм), утратив аристократизм юридически и фактически, стал «аристократическим писателем». Он сублимировал аристократизм в творчество. Так было и с Толстым, пока он не взялся разрушать свой аристократизм, превращая свою жизнь в глупую комедию.

Аристократ – человек, уважающий себя. Который не позволяет никому себя оскорблять. Который может иметь скандальную претензию жить максимально независимо от остального мира, недостаточно созревшего для тонкого диалога с ним.

Так что «свобода» аристократа – это свобода его «я», это чувство собственного достоинства, добавленное к хорошему образованию – и только. Некоторые рождаются аристократами в утином гнезде. Карлики (в метафорическом смысле) рождаются не от карликов, но от обычных людей. Но «аристократа» надо в себе защитить и вырастить. В современном «демократическом» обществе – это самая неблагодарная работа.

Tags: сказки на ночь, фанаберии
Subscribe

  • Мотивация

    В глубине человека живет отчаяние, которому он не дает выйти наружу. Оно связано с ощущением нелепости жизни, недовольством собой и невеселыми…

  • картинка

    Две женщины. 60х47,5, оргалит/акрил

  • Записки гламурного отшельника

    Покойный Нильс назвал меня когда-то «гламурным отшельником». Обидеть хотел, очевидно. Сам я обозначил себя, как трудолюбивого…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • Мотивация

    В глубине человека живет отчаяние, которому он не дает выйти наружу. Оно связано с ощущением нелепости жизни, недовольством собой и невеселыми…

  • картинка

    Две женщины. 60х47,5, оргалит/акрил

  • Записки гламурного отшельника

    Покойный Нильс назвал меня когда-то «гламурным отшельником». Обидеть хотел, очевидно. Сам я обозначил себя, как трудолюбивого…