Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Categories:

Понтийские хроники – 5





 

«Я имею вам сказать», или путешествие в Одессу

 

Маша Львова, моя компаньонка по этому крымскому лету, решила перебраться к друзьям в Одессу, и предложила скататься и мне. Why not? До пятницы я совершенно свободен. Да и потом тоже. Я был в Одессе трижды, но все как-то недолго, теперь же у меня появилась возможность погрузиться соус местной жизни, к тому же в ее «богемном» варианте, а это совсем другой коленкор. Только местные могут по-настоящему показать город, завести в нужные подворотни и подъезды, сияющие тусклыми остатками былой роскоши.

С нами поехала Ирина Робертовна Гутеева, случившаяся в моем доме проездом из Сочи, старая подруга Маши, мастер спорта, археолог, переводчик, логист в японской фирме, а в теперешней ипостаси некий альтернативный «психолог».

От Севаста до Одессы путь не то чтобы дальний, но и не вовсе ближний круг, 550 км. За всю дорогу остановили одни менты, якобы за превышение скорости. «Ритуальная перебранка» с ментами напоминает партию в покер: мент блефует, а ты не поддаешься. И поэтому выигрываешь. Выехав днем, мы были в Одессе поздно вечером, после вечерней бури, залившей весь город и поломавшей деревья. Но главное – оборвавшей весь городской свет, поэтому мы ехали по темному чему-то в отсутствии карты. Приютила нас у себя Оля Бекова, художник, дизайнер и архитектор по первому образованию, в общем, все на свете, как у нас принято. Она на четверть из польских караимов, так что я увидел живого потомка легендарных жителей соседнего Чуфут-кале. Судя по фото ее предков – прежние караимы были похожи на грузин.

Живет она в бывшей конюшне на улице Коблевская, недалеко от Нового рынка. Вход из длинного узкого двора, через палисадник. Эти дворы – одно из украшений и даже суть Одессы. Другая «суть» – широкие улицы регулярной планировки с гигантскими тротуарами, равными ширине проезжей части, по которым очень удобно бродить и устраивать уличные кафе, которые и устраиваются в Одессе в великом множестве. Так же широкие тротуары, прикрытые огромными  платанами, японскими софорами, катальпами и прочими деревьями, защищают южный город от палящего солнца и прекрасно решают проблему парковки. А при малоэтажной застройке и великолепной старой архитектуре Одесса превращается в один из самых удобных, человечных и красивых городов на свете.

И, однако,



Одесса производит странное впечатление: с этого угла она кажется вполне европейским городом, с замысловато оформленными кафе, например, с оградой из разноцветных велосипедов, мощенными улицами, подсветкой и пр., а отойдешь на два квартала – и она уже темное захолустье (украшенное, однако, криком цикад) с разбитыми мостовыми, ноголомными тротуарами, точнее ямами с водой, и группками босятски одетой молодежи у питейных точек. Впрочем, совершенно мирной. Хотя люди в Одессе горячие, нервные, поэтому на развале Староконки я угодил в драку, но лишь в качестве разнимающего.  

На «европейских улицах», особенно в районе Дерибасовской, ночная жизнь Одессы производит сильное впечатление. Мой приезд в город совпал с открытием Международного Одесского кинофестиваля, о котором я прежде не слышал, но который удостоили своим визитом Джеральдина Чаплин и Питер Гринуэй. По сему поводу город забит понаехавшими больше обычного, то и дело слышится иностранная речь, как в славные времена порто-франко. Кстати, как я узнал из местной прессы, в Одессе имеется улица с самым длинным именем на территории СНГ: «Старопортофранковская»!

Еще о фестивале: знаменитая Потемкинская лестница превратилась в бесплатный летний кинотеатр, со ступенями-сидениями, как в амфитеатре, и с экраном внизу. Такой же кинотеатр, но поменьше, сделан из Ланжероновской лестницы. Смотрели с М.Л. ночью на Потемкинской лестнице «Огни большого города» Чаплина, причем тапером работал настоящий живой оркестр, для которого перед экраном была выстроена специальная сцена. И играл он очень хорошо, точно попадая в кадры.

Был в гостях у Сергея Ануфриева, который снимает с семьей студию в новом комплексе на Ланжероне, прямо над морем. Студия – это помещение метров в сто без перегородок, лишь с занавесами из индийских тканей, одна сторона которого – сплошное окно на море. С тринадцатого этажа открывается «очень прекрасный», как говорят в Одессе, вид на прибрежную часть Одессы и окрестностей: налево чуть ли не до Острова Буяна (Березани), направо – до Каролино-Бугаза. «Этот вид – самое большое достижение моей жизни», – меланхолически говорит Сергей, разливая сверхэлитный китайский чай. Он с женой Катей и детьми не просто живет здесь, но содержит что-то вроде неофициальной школы-детсада для мелких детей, живущих в этом же доме, чьи родители последовательно сменяют друг друга в развлекательно-развивательных уроках. Поэтому все стены завешены детскими рисунками. После уроков пара мамаш отводят банду детей купаться на пляж Ланжерон. (И мне тут же вспомнился пляж под Антибом 89-го года и «Дети Бога».)

В один из вечеров я попал в гости к Игорю Коштупу, еще одному творческому человеку из Днепропетровска, который снимает с семьей квартиру на Преображенской улице, угол Пастера, напротив Горсада, в которой (квартире) я так и не смог сосчитать количество комнат. На одну Преображенскую из нее выходит семь окон. Встретился с Яшей Севастопольским и даже послушал его немного в Музее Звука на Жуковского и арт-кафе «Мастерская» на Гаванной. Побывал на вернисаже в галерее «Средняя нога» – на Ланжероне же, в понтовом жилом комплексе «Мерседес». От избытка впечатлений какие-то мероприятия пропустил, например, концерт Псоя Короленко.

Проходя в один из дней через парк им. Шевченко, почувствовал себя героем фильма Дуни Смирновой «Прогулка», вдруг попадающим в толпу фанатов «Зенита», что прет на стадион. Вот так и я угодил в толпу фанатов «Черноморца», стекающихся на стадион, находящийся по стечению обстоятельств в этом парке. А мне обещали спокойствие и безлюдье.

Другое напрасное обещание, данное местными жителями, – что в Каролино-Бугазе никогда не бывает дождей. Мы поехали туда с М.Л. – смотреть старинную крепость в Белгороде-Днестровском. Дождь, то есть жуткий ливень, который начался Одессе, с той же силой лил и в Каролино-Бугазе, а пронесшаяся перед нами буря повалила тополи, прямо на шоссе, и вырвала из земли оливы (!).

Но в Белгород-Днестровском, стоящем на берегу бескрайнего Днестровского лимана, ливень на короткое время прекратился, перейдя в легкий дождь – и мы почти успели осмотреть раскопки древнегреческой Тиры и великолепно сохранившуюся средневековую крепость, построенную в 14 веке генуэзцами и достроенную-перестроенную турками. Ливень начался вновь – и пришлось снимать, прыгая по мокрым камням руинированных стен и башен. Местная топонимика тяготеет к Овидию, который здесь, как известно, не жил: на другом берегу лимана находится городок Овидиополь (проехали через него), одна из башен крепости называется Овидиевская.

Местное Черное море еще менее соленое, чем в Крыму, очевидно – опресняется многочисленными близлежащими реками: Днепром, Днестром, Дунаем (все на «д», надо думать – от скифского dānu – «вода», «река». Наверняка от этого опреснения море и замерзло этой зимой.

Никогда в жизни я не ел столько арбузов. Холодный арбуз – главная местная еда, хорошо идущая под жару, вино, коньяк и план. К последнему я, впрочем, совсем охладел и применял в гомеопатических дозах.

Одесса – захолустье и Европа сразу, где живут странные люди, делающие на старинных домах коробкообразные балконы и эркеры из белого сайдинга. И эта дикость тут повсеместно. Многие красивые дома не один год стоят заброшенными, в том числе дом, где жил Гоголь. Навес над входом в дом семь лет назад был ажурным от съевшей его ржавчины. Теперь это просто дыра. Другие вполне архитектурно приемлемые дома, например, напротив Привоза, безжалостно сносятся, пусть в Одессе потеря каждого такого дома не так заметна, как в Москве. Другой одесский прикол: отсутствие названий улиц на домах, особенно в центре. А зачем: одессит и так знает, как называется улица.

Городская галерея «Западного и восточного искусства» при своем всеобъемлющем названии удручила своей мизерностью и нулевой ценностью: для миллионного города с нехилой историей как-то странно. Хорош лишь интерьер. Зато Археологический музей порадовал не столько греческими артефактами и «Золотой комнатой» с древними монетами и украшениями, а неожиданно шикарным египетским залом, в котором обнаружились несколько саркофагов, скульптур и мумий, в том числе мумия змеи! Что же касается первобытной, греческой и древнеславянской части экспозиции, то она могла бы быть получше – учитывая количество всего раскопанного в этих местах. Впрочем, похожее случилось и с Микенами: все самое ценное оказалось в Афинском музее.

В Одессе дофига красивых зданий, это даже поражает, но наиболее поражающие, на мой взгляд: внутренний двор «Пассажа» и здание Одесской областной филармонии на углу Бунина и Жуковского, одетое в цветущую мавритано-готику. У него тоже чудеснейший дворик, где теперь ресторан «Ришелье». А потом «Шахский дворец»… Долго перечислять.

Отдельная прогулка была посвящена Молдаванке, приятной не столько своими домами, сколько узкими дворами, такими удобными для жизни, как понял я по двору Оли Бековой. Уж если бы я покупал или снимал жилье в Одессе, то купил бы не студию на тринадцатом этаже, а что-нибудь вот в таком дворе, с балконами-террасами, лесенками, старыми деревьями, бельем на веревках, котами, стеной брандмауэра а-ля Питер, личным садиком, входными дверями без подъездов и коридоров и узкой аркой на мощеную улицу.

Прелесть небольших городов – в их обозримости и возможности изучить их довольно быстро. Меньше, чем за неделю, я стал ориентироваться в Одессе, почти как в Севастополе (и лучше, чем в Москве). Сему способствовала и регулярная планировка – все же наиболее разумная из всех возможных.

В довершение пообщался с молодым марокканцем Нико, десять лет живущим в Одессе, задумавшим забацать в окрестностях города музыкальный фестиваль вроде «Чащи всего». Наверное, прав Яша, что в Одессе началась культурная движуха. Где еще, как не здесь?

И той же ночью поехал назад, поездом до Симферополя.

Путешествие – вроде любви…



 
Фото и комментарии к ним смотреть тут:
1.
http://www.facebook.com/media/set/?set=a.187691448028127.42352.100003618196051&type=1&l=873bc441d5
2. http://www.facebook.com/media/set/?set=a.187695171361088.42354.100003618196051&type=1&l=52a8bf91ca
3. http://www.facebook.com/media/set/?set=a.187697851360820.42356.100003618196051&type=1&l=0039149241
4. http://www.facebook.com/media/set/?set=a.187702091360396.42358.100003618196051&type=1&l=261b130672
5. http://www.facebook.com/media/set/?set=a.187706798026592.42361.100003618196051&type=1&l=d2ea59f2b1
6. http://www.facebook.com/media/set/?set=a.187708994693039.42362.100003618196051&type=1&l=0c39b4a2b4

Tags: Одесса, письма с Понта, тусы, фото
Subscribe

  • О правилах игры

    Думайте, что хотите, но сердце мое все равно с теми, кто выходит на улицу. Пепел Клааса стучит... Я слишком долго жил в тоталитарной стране, чтобы…

  • Россия как опыт инициации

    Стоит собраться нескольким русским людям – в вагоне поезда или за общим столом – они начинают все ругать. Это такой аттракцион. В свое…

  • Осуществление пророчеств

    Много веков подряд цивилизация развивалась под знаком усиления, типа, гуманизма и свободы. Собственно, это был главный тренд и смысл цивилизации,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • О правилах игры

    Думайте, что хотите, но сердце мое все равно с теми, кто выходит на улицу. Пепел Клааса стучит... Я слишком долго жил в тоталитарной стране, чтобы…

  • Россия как опыт инициации

    Стоит собраться нескольким русским людям – в вагоне поезда или за общим столом – они начинают все ругать. Это такой аттракцион. В свое…

  • Осуществление пророчеств

    Много веков подряд цивилизация развивалась под знаком усиления, типа, гуманизма и свободы. Собственно, это был главный тренд и смысл цивилизации,…