Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Мораль

Бергсон пишет («Два источника морали и религии») о происхождении морали и о навязанном со стороны общества характере обязанностей. По его теории общественная дрессировка индивидуума в интересах коллектива – первый источник морали. Второй – индивидуальной эмоциональный порыв, имеющий интуитивно-мистические корни.

Можно всласть порассуждать о том, откуда происходит мораль в смысле запрета. Нечистая ли это совесть, вызванная убийством отца, как считал Фрейд, или это хитрый способ слабых подавить сильных, заговор плебса против аристократов, как считал Ницше. Думаю, если оставить от запретов лишь сексуальную составляющую (и отбросить магическую), то в этих запретах мы найдем важное рациональное зерно: в собственных интересах общество боролось с репродуктивной функцией человека, с его жарким инстинктом размножения, что в прежних материальных условиях было опасной практикой. Это не то, что сейчас, когда и противозачаточные средства, и хорошая медицина, и богатые любящие родители, и не самое бедное государство, готовое исправлять ошибки малолеток. Но в прежние времена надо было сперва много работать, чтобы позволить себе потомство. И заводить его лишь в том количестве, которое можно прокормить. Поэтому посты, например, в отсутствии противозачаточных средств, – были оправданным мероприятием, вне зависимости от настоящих причин их происхождения. То есть мораль – как средство ограничения сексуальной анархии – орудие прогресса: меньше людей умирает, меньше нищенствует и голодает, и больше благ, в том числе культурных, достается каждому.

Однако в настоящий момент в подобной морали нет нужды, и мы можем позволить себе любую анархию. Это и называется сексуальной революцией. То есть раскрепощением пола и первичных стремлений, угнетенных традиционным обществом.

Может быть, поэтому я уже давно не чувствую конфликта между собой и моралью. Но лишь потому, что мне совершенно наплевать на то, что мне хочет навязать общество. У такой морали «очень много проповедников и очень мало мучеников», как сказал Гельвеций. Я подчиняюсь лишь тем обязанностям, которые считаю разумными, и происходят они не от общества, хотя его первоначальное влияние нельзя сбрасывать со счетов. Но происходят они и не от интуитивно-мистического порыва. «Порыв» вполне рационален.



Если холодно – человек одевается. Люди не могут выжить по одиночке, поэтому они объединяются, так или иначе признавая и даже защищая интересы друг друга. "Все сущее стремится продолжать свое существование" (сказал еще один философ), поэтому надо воздерживаться от того, что может причинить этой жизни вред. Иначе ты вступишь в конфликт – либо со своей моралью, либо с этим живым существом, которое, конечно, поборется за свою жизнь. Любое живое существо похоже на нас, и заботясь о нем – мы заботимся о себе. В мире, где нет ненависти и страха – приятнее жить. Это элементарные вещи.

Вообще, все проблемы морали достаточно просты, во всяком случае, на сегодняшний день и для человека светской культуры. Не составляет большого труда объяснить любой запрет и обязанность, которые существуют в современном обществе, если это общество более-менее рациональное и внутренне свободное. А те, кому это объясняют – не фанатики свободы, считающие, что любое государство – зло априори. Как зло и все, что от него происходит.

(С другой стороны, во властные структуры современного государства по-прежнему рекрутируются люди неумные (но преданные), малоспособные (и, естественно, неготовые это признать), которые вместо того, чтобы попытаться решить главную проблему – сосредотачиваются на одном из ее следствий, изображая идейное рвение, – и принимают драконовские законы, которые якобы могут исправить ситуацию, но лишь превращают обычных людей в преступников, а «борцов» с этим «злом» – в богатых людей. Власть углубляет пропасть между собой и теми, от чьего имени она властвует.)

Зло надо воспринимать исключительно как то, что опасно для жизни. И тут начинаются разногласия. Поэтому в некоторых не очень развитых обществах существует много ложных законов, происходящих от неумения управлять, то есть защищать жизнь большинства. Но история учит, что закон не свят. Что такое закон? Я уже писал об этом: это то, за что двадцать лет назад сажали, а теперь награждают.

Собственно, можно говорить не о двух моралях, как Бергсон, а о трех: одна – чисто общественная и лежит в поле гражданских и религиозных запретов (закрытая мораль закрытого общества), вторая создана великими личностями в благородном индивидуальном порыве (открытая мораль по Бергсону), третья мораль – разумное самоограничение в интересах общего выживания. Все, что требуется в этом варианте: уметь просчитать ущерб от собственного поступка. Ну, и пользу тоже. Даже не обязательно себе. Способность обогатить другого – есть божественная прерогатива.

Увы, эта способность приходит довольно поздно (если вообще приходит). Человек – эгоист в одних случаях, слишком бедный, чтобы жертвовать, и самодур в других, навязывающий истину не столь совершенным или успешным. К тому же он то и дело оказывается в условиях прямой агрессии и конкурентной борьбы. Виноградная улитка с клыками – его мораль жалка, как и он сам.

По идее, моральный человек должен относиться к другим, как к равным себе, вызывающим его уважение, либо как к несчастным, которым не так повезло, и которые нуждаются в его сочувствии. Однако в существующих условиях моральный человек будет жертвой проходимцев и хитрецов всех мастей, решающих за его счет свои проблемы. Мораль как открытость и доброжелательность вынуждена ограничивать себя. Да попросту быть с кулаками.

Оттого и возникла религия, согласно Бергсону – то есть «защитная реакция природы против разлагающей силы ума». Иначе говоря: ума эгоистического и отрицательного.

Вот и воспитание детей по сей день зиждется на «чистых» запретах, имеющих под собой лишь волю взрослого, которому видно то, что не видно ребенку, и что ребенок при всем старании взрослого не может понять. Аналогичным образом, словно дети, живет множество людей, неспособных просчитывать последствия своих поступков или не желающих этого делать – в стремлении идти вслед за любой блажью или немедленно разрешить эмоциональный конфликт. Можно сказать, что большинство законов рассчитаны именно на них и даже существуют лишь из-за них, хотя очень мало их сдерживают.


Tags: Бергсон, мораль, упражнения, философия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Заинтересованность

    Так называемая «мораль», «понимание» добра и зла – это вторичный продукт религиозных (мифологических) концепций,…

  • ***

    Критик всегда одинок, Летом, зимой, в промежутке. Ищет повсюду исток Ужаса: в курице, в утке... Критик всегда виноват: Если девчонку…

  • Другой механизм

    Чтобы объяснить странное поведение человека в некоторых исторических ситуациях, например, культурных немцев в Третьем Рейхе, когда упомянутый…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments