Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Category:

Дети 80-х (или Free Pussy Riot!)





 

Когда-то давно мы с моей бывшей женой обсуждали людей, родившихся в 80-е, как мой пасынок (1980 г.р.). По сути, решили мы, они относятся к первому "не поротому" поколению, выросшему на стыке двух государств, двух парадигм воспитания, среди многоголосия мнений и полной идейной свободы. Интересно, что из этого поколения получится?

Теперь уже можно определенно сказать – что. Сказать, взяв в виде референтной группы участниц группы Pussy Riot, которых в эти дни судят в Хамовническом суде. Прежде всего поражает яркость и аргументированность их «последнего слова». Это настоящий политический манифест, даже что-то вроде Нобелевской речи, если хотите. Надо думать, поэтому данное «слово» стало обсуждаться на страницах ЖЖ-сообщества «ru_philosophy», где было высоко оценено частью аудитории (http://ru-philosophy.livejournal.com/1339476.html).

Я не просто так сравнил это «слово» с Нобелевской речью: смысл речей девушек именно культурологическо-философский прежде всего. Свое выступление в ХХС, как и вообще свою деятельность, как группы, они рассматривают в контексте основных мировоззренческих вопросов, которым не одна тысяча лет.



Надежда Толоконникова: «То, чем занимается группа Pussy Riot, - это оппозиционное искусство, или же политика, обратившаяся к формам, разработанным искусством. В любом случае, этот род гражданской деятельности в условиях подавления корпоративной государственной системой базовых прав человека, его гражданских и политических свобод... Мы делали наш политические панк-концерты, потому что в российской госсистеме царит такая закостенелость, закрытость и кастовость, а проводимая политика подчинена лишь узким корпоративным интересам настолько, что нам от одного российского воздуха больно… Статичность и поиск истины - всегда противоположны. И в данном случае мы на этом процессе видим сторону людей, которые пытаются найти какую-то истину, найти правду, и людей, которые пытаются закрепостить тех, кто хочет найти истину… Pussy Riot – ученики и наследники Введенского. Его принцип плохой рифмы для нас родной. Он писал: «Бывает, что приходят на ум две рифмы: хорошая и плохая. Я выбираю плохую. Именно она и будет правильной»… Элитарные и утонченные занятия обэриутов, их поиски мысли на грани смысла воплотились окончательно ценой их жизни, унесенной бессмысленным и ничем не объяснимым Большим Террором. Ценой собственных жизней обэриуты невольно доказали, что их учение о бессмыслице и алогичности, как нервах эпохи, было верным. Возведя при этом художественное на уровень исторического. Цена соучастия в сотворении истории всегда непомерно велика  для человека и для его жизни. Но именно в этом соучастии и заключается вся соль человеческого существования». Не прошла Толоконникова мимо двух революционеров, Достоевского и Сократа… Логично.

Мария Алехина: «Следствием такого процесса, как я только что сказала, является онтологическое смирение, бытийное смирение в социализации. Этот переход - или перелом - примечателен тем, что, если воспринимать его в концепции христианской культуры, то мы видим, как изменяются смыслы, символы на прямо противоположные. Так, смирение – одна из важнейших христианских категорий - отныне понимается в бытийном смысле не как путь очищения, укрепления, конечного освобождения человека, а, напротив, как способ его порабощения. Цитируя Николая Бердяева, можно сказать, что «онтология смирения – это онтология рабов божьих». А не сынов божьих… Я считаю, что религиозная истина не должна быть статичной. Что необходимо понимание  имманентных путей развития духа, испытаний человека, его раздвоенности, расщепления. Что все эти вещи необходимо переживать для становления. Что только посредством переживания этих вещей человек может к чему-то придти, и будет приходить постоянно. Что религиозная истина – это процесс, а не оконченный результат, который можно засунуть, куда угодно. И все эти вещи, о которых я сказала, эти процессы, они осмысляются в искусстве и философии. В том числе, в современном искусстве. Художественная ситуация может и, на мой взгляд, должна содержать свой внутренний конфликт. И меня очень сильно раздражает вот эта «так называемость» в словах обвинения применительно к современному искусству… Для меня лишь этот процесс имеет статус «так называемого процесса». И я вас не боюсь. Я не боюсь лжи и фикции, плохо задекорированного обмана в приговоре так называемого суда,  потому что вы можете лишить меня лишь так называемой свободы. Только такая существует в Российской Федерации. А мою внутреннюю свободу никому не отнять. Она живёт в слове, она будет жить, благодаря гласности, когда это будут читать и слышать тысячи людей. Эта свобода уже продолжается с каждым неравнодушным человеком, который слышит нас в этой стране. Со всеми, кто нашел осколки процесса в себе, как когда-то нашли их Франц Кафка и Ги Дебор. Я верю, что именно честность и гласность, жажда правды сделают всех нас немного свободнее».

Екатерина Самуцевич: «Почему Путину вообще понадобилось использовать православную религию, ее эстетику? Ведь он мог воспользоваться своими, куда более светскими инструментами власти - например, национальными корпорациями, или своей грозной полицейской системой, или своей послушной судебной системой? Возможно, что жесткая неудачная политика проекта Путина - инцидент с подводной лодкой «Курск», взрывы мирных граждан среди бела дня и другие неприятные моменты в его политической карьере  - заставили задуматься о том, что ему уже давно пора сделать самоотвод, иначе в этом ему помогут граждане России. Видимо, именно тогда ему понадобились более убедительные, трансцендентные гарантии своего долгого пребывания на вершине власти. Здесь возникла потребность использовать эстетику православной религии, исторически связанной с лучшими имперскими временами России, где власть шла не от таких земных проявлений, как демократические выборы и гражданское общество, а от самого Бога… Достаточно логичным оказалось и то, что именно Русская православная церковь, давно имеющая мистические связи с властью, явилась главным медийным исполнителем этого проекта. При этом было решено, что Русская православная церковь, в отличие от советского времени, где церковь противостояла, прежде всего, грубости власти по отношению к самой истории, должна также противостоять всем пагубным проявлениям современной массовой культуры с ее концепцией разнообразия и толерантности».

И неспроста человек поколения 80-х говорит об аморфности окружающих его людей, не способных и не желающих бороться ни с истреблением заповедников, ни с истреблением их гражданских и человеческих прав. Предыдущие поколения (в том числе, к сожалению, и мое) выросли на таком поистине зековском правовом пайке, что остались навсегда моральными рахитами, боязливыми, пассивными, ни во что не верящими. И в компенсацию собственной трусости – записывающимися в шеренги патриотов всех мастей, православных мракобесов, агрессивных антилибералов, требующих больше кнута.

Даже дьякон Кураев возвел выступление девушек к традиции масленичного карнавала. Но только в этой стране трусливых долдонов любой эпатаж воспринимается как посягательство на священные основы!

Я не поклонник Ги Дебора, который, как и многие современные молодые люди, страдал, на мой взгляд, мифологическим сознанием, поэтому морочил себя и других выдуманным понятием «капитализм». Главное, что всегда обеспечивал так называемый «капитализм» – это относительная свобода слова и соблюдение прав человека. И ничего этого никогда не обеспечивал социализм, ибо и права и свободы, и суд, который мог бы их защитить – были приватизированы государством точно так же, как фабрики и заводы. Путинская Россия – это не государственный капитализм, это корпоративный социализм, мечта Муссолини, – где все основные активы принадлежат государству или контролируются государством.

Выскочив из ловушки «военного», тоталитарного социализма – мы угодили в ловушку социализма кланового и олигархического. И во многом в этом виновато и мое поколение, не разглядевшее вовремя опасности, ничего этой опасности не противопоставившее. И теперь вся надежда на детей 80-х, с одной стороны, уже достаточно взрослых, с другой, неплохо образованных, с третьей, – еще помнящих свободу, еще ощущающих ее неповторимый вкус.





А это Патти Смит, между прочим.
Tags: Россия, политика, революция, хроника текущих событий
Subscribe

  • Самсон

    У Советского Союза была «великая идея», которую он мог дать миру, как некую надежду, как мощный эксперимент, страшную и работающую…

  • Игра

    Говорить о политике, не в интернете, а дома, за чаем – как это старомодно! Будто возвращаешься в проклятый совок! Но тогда это было…

  • Великая перезагрузка

    Мало верю, что «западную цивилизацию» – через выдуманную пандемию – готовят к «четвертой промышленной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments