Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

О духовных полицаях (на злобу дня)






 

Русское православие надувает щеки и хочет доказать собственную серьезность и значимость. Поэтому с такой свирепостью накинулось на несчастных девочек из Pussy Riot. Оно страдает комплексом неполноценности, прекрасно понимая, что в современном мире оно ничто: огромный прыщ на ровном месте, вдруг возникший (как значимое социальное явление) на рубеже 70-80-х на волне ненависти к советской власти и всем ее догматам. И с тех пор все растущий, как нарыв. Богомерзкая РПЦ – корпорация профессиональных лжецов и лицемеров, наперсточников-лохотронщиков, разводящая простаков на деньги, эксплуатирующая страхи человека, его неспособность справиться с собой, подсовывающая легкое и примитивное утешение его «онтологическому одиночеству».

Как я уже писал, страхуя себя от трагедии с помощью доступных дешевых утешений – человек создает вокруг себя скучный, однообразный, тусклый мир – страхов, подозрений, примитивных развлечений, рутинных «радостей», фальшивых целей. Первые «ценности», которыми наделило православие моих хипповых друзей, была водка, антисемитизм, великодержавный имперский ура-патриотизм и нетерпимость к чужим взглядам и религиозным убеждениям. От некоторых они со временем избавились, некоторые так и остались не преодолены (особенно это касается водки). Оно не сделало их ни на полпальца морально лучше, наоборот! Оно превратило их всех в практикующих лицемеров, развратило их духовно и физически. И пусть они (по-христиански) кинут в меня чем-нибудь тяжелым, если это не так.

Мой старый оппонент Макс Шевченко пишет у себя в ЖЖ (все по тому же поводу – процессу и приговору Pussy Riot): «Так зачем же нам, любящим свою страну и пытающимся сберечь ее как уникальное пространство естественного человеческого неприятия западного извращенческого либерализма и сопротивления ему, потакать этому государству либо в его глупости, либо в его предательстве?»

То есть, неприятие «извращенческого» либерализма – это естественно для некоторых людей, как для других людей естественно не мыться (полагаю, во многих случаях это одни и те же люди). В чем суть «извращенчества»? «Суть его в том, что человек – животное, которое, по мере эволюции, приобретает свободу реализовывать любые свои естественные желания, если договорится об этом с окружающими. Это извращение отвратительно, противоестественно и неприемлемо для меня и для подавляющей части народов страны, в которой я живу».

Если глядеть на либерализм столь примитивно и извращенно (!) – то претензии и пафос Шевченко и его лагеря понятны. Они сами создали врага, а себя назначили единственными спасителями правого дела и дорогого отечества. И все же: чем еще уникально это отечество, которое данные господа пытаются «сберечь» (как действующую модель паровоза Черепанова). Какие еще ценности он хочет отстаивать перед проклятым либеральным Западом – кроме самого этого неприятия? Ценности кнута, имперский блеск городового?



У этой страны была страшная, трагическая и во многом нелепая история. Эта страна ни разу за всю свою историю не знала долгого периода свободы – и от этого так искорежены мозги ее обитателей. Посмотрите на русские лица и сравните их с лицами европейцев: на русских лицах лежит печать покорности, безволия и полного отсутствие собственного достоинства. Главная русская черта – неуважение людей друг к другу. Русская коррупция, русское взяточничество неискоренимы именно потому, что люди не уважают себя: одни готовы унижаться и платить, другие готовы унижаться и врать, запугивать, брать в оттопыренный карман. Они не готовы сопротивляться, изучать законы, бороться за свою правду и права – им проще сунуть деньги и снять вопрос. При этом почти всегда на лицах видна злоба, зависть или подозрение. Они не открыты и не улыбчивы. Более того: все они похожи друг на друга, словно срисованы с одного образца. Особенно мужчины: короткие волосы, бритая морда. Даже усов никто не носит, не то что бород. Все они страшно боятся выделиться, показаться не такими, как все. Куда там: вступать в конфликт, иметь претензию! – которой у них нет или на которую у них не хватает смелости. А как они одеваются: банально, уродливо, неброско, как одевались их отцы и деды. Об этом писал Конрад Лоренс: стайные рыбы всегда серенькие и невзрачные, и лишь рыбы-одиночки – ярки.

А если русского по пьяни и невежеству понесет выделяться, то он обязательно пересолит и станет ряженым казаком или православным хоругвеносцем, с бородой до пуза и крестом в три кило, чтобы все видели, как он истово верит и как любит матушку-Русь!

Какие еще ценности хотят защищать русские национал-традиционалисты? В России удался лишь «либеральнейший» XIX век и чуть-чуть XX – и то лишь за счет культуры. Но вся эта культура была целиком позаимствована с Запада, а тут лишь развита и наполнена своеобразным содержанием, отражающим трагизм здешнего бытия.

До того, как Россия не привила к своему дичку Европу, словно персик к дикому миндалю, – она была пустым местом, чуть-чуть облагороженным норманнами. Свет клином на Европе не сошелся, и были Китай и Индия, столь многое давшие самой Европе. Но Россия этим похвастаться не может: у нее не было ничего своеобразного, ничего она не породила и не выдумала (сейчас меня начнут ругать за подражание Чаадаеву). И то, что она породила достойного, вроде «Слова о полку Игореве», Покровы на Нерли или Андрея Рублева – все это было тоже целиком под влиянием извне, в данном случае византийским.

Дух России – это пофигизм и безответственность. Русский мало что ценит, потому что мало видел. В силу замкнутости существования он создал миф о собственной исключительности, ласкающей его чувство подростковой неполноценности. Дух России не женственен, а подростков. А потому находятся многие, вроде нашего правительства с нашей церковью, кто хочет быть родителем при этом подростке. Даже видит в этом свой долг. Видят уже несколько веков – и рука об руку прилагают все усилия, чтобы подросток так и не вырос.

А подросток тем не менее немного вырос, как бы это ни было обидно господам Шевченко и Ко, объевшимся европейских персиков и решивших попробовать рвотного Традиции. Русский подросток не так сложен, пресыщен и искушен, как эти господа, но, тем не менее, он готов постоять за свое достоинство, – не перед далеким Западом, однако, со всем его тлетворным либерализмом, но перед местными духовными полицаями.

И если церковь не гнушается вторгаться в светскую жизнь с политическими прокламациями, например, с агитацией за Путина, то она не должна удивляться (и возмущаться), когда светская жизнь вторгается в пределы храма. Pussy подвергли профанированию политическую претензию церкви. То есть претензию, выходящую за рамки закона, – в условиях, когда на это нарушение никто не обращает внимания. Церковь своими политическими играми и финансовыми скандалами давно десакрализировала себя, – и не надо валить на Pussy.

Храм – это груда камней, и не к чему, на мой взгляд, распространять сакральность на все подряд – как бы у людей ни разнились понятия о сакральности. И вообще, что значит эта дурацкая солея по сравнению с жизнью и свободой троих людей?! Лишь жизнь и свобода сакральны. И современное законодательство может исходить только из этого.

Если я плюну на улице в лицо фашисту – не исключено, что я буду убит. И я в курсе этой перспективы. И девочки тоже были в курсе. Но они до конца не понимали, до какой степени сообщество, против которого они пошли, окажется фашистским. И эта история очень многое прояснила. Не только для них.

Зачем лукавить: вина девочек не в перформансе как таковом, и даже не в перформансе в неподходящем месте – а в том, что они нанесли личное оскорбление «сакральным фигурам государства». Не имей их выступление политической составляющей – им грозил бы в лучшем случае штраф.

Если православный имярек считает себя сыном, чью мать (церковь) оскорбили, то пусть это будет проблема «оскорбленного сына». Легко жить, когда ничто тебя не искушает. Тут есть повод побороться со своими инстинктами. Осознать пропасть между верностью догме – и гуманизмом, скажем. И что его почтение к обрядам и «сакральному» – меньше ценности человеческой жизни и свободы. Или больше. В общем, это такой тест.

Но «сакральное» для национал-традиционалистов, конечно, выше человеческой жизни, тем более жизни либерала, иноверца или атеиста. В этом и лежит их конфликт с либерализмом. Либерализм не признает выдуманной «сакральности», выдуманной теми же людьми, пусть и в незапамятные времена, что не делает никакую «истину» более истинной. Традиционалисты производят «сакральность» и некую «Истину» с большой буквы непосредственно от Бога, и потому считают ее самый ценным, что есть на свете. Они просто хотят облегчить себе жизнь – и затруднить тем, кто ищет истину более сложным путем: через накопление рационального знания, чем и занимается ненавистный Запад. За то он и ненавидим: ибо трудно работает в новом и далеко ушел. Ненавидим, потому что успешен, потому что привлекателен для большинства людей, даже в этой стране, что бы там ни вещал Шевченко. А успешен и привлекателен, потому что построил хорошо работающую общественную систему и создал неплохие условия для жизни людей, которые при этом еще и чувствуют свою силу и возможность управлять механизмами, от которых зависит их существование.

Но если в этой стране (снова!) возобладает национал-традиционалистский проект, то он будет много хуже клептократического путинизма, который пытается неуклюже усидеть на двух стульях, модернистском и национал-патриотическом. И тогда дело неизбежно кончится «новым 17-ым» и уже окончательным исчезновением этого несчастного и нелепого государства.

Но я этого не хочу.



Tags: Россия, политика, религии, свобода
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Заинтересованность

    Так называемая «мораль», «понимание» добра и зла – это вторичный продукт религиозных (мифологических) концепций,…

  • ***

    Критик всегда одинок, Летом, зимой, в промежутке. Ищет повсюду исток Ужаса: в курице, в утке... Критик всегда виноват: Если девчонку…

  • Другой механизм

    Чтобы объяснить странное поведение человека в некоторых исторических ситуациях, например, культурных немцев в Третьем Рейхе, когда упомянутый…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments