Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Categories:

Загородный пейзаж с электричкой (2)

ДЕЙСТВИЕ 2

Утро. Комната пуста. на мольберте – картина Иваницкого. Звонок в дверь. Юля в халате идет отпирать. Входит Петя.

Юля: Привет.

Петя: Ты что здесь делаешь?

Юля: Да так, ничего особенного.

Петя замечает картину.

Петя: Это еще что такое? Кто это писал? Иваницкий? Ну, налепил! Погоди-погоди… Это ты что ли?

Юля: Ну, да, непохоже?

Петя: При чем тут похоже! Арбат! Совершенно цвета не чувствует.

Юля: А по-моему, ничуть не хуже твоей.

Петя: По-твоему! (Пауза). Когда вы успели-то?

Юля: Ночью.

Петя: Ночью?



Входит Ника.

Ника: Утро доброе.

Петя: А, ты тоже здесь?

Ника: А где мне быть?

Петя: Ну, конечно.

Ника: Ну, я на работу погнал. (Пауза). Если что, звоните.

Юля. Ты бы хоть позавтракал.

Ника: Нет, поздно, поздно. Пока. (Доходит до прихожей, в дверях) Слушай, Пит, как у тебя с деньгами?

Петя: Что-что?

Ника: Бабки у тебя есть? Понимаешь, на голяке я, хоть там четвертной или как. Я до пятницы, в пятницу точно отдам.

Петя достает деньги.

Петя: Чирик могу дать.

Ника: Ну, давай хоть чирик.

Ника уходит.

Юля (вслед): Счастливенько. (Садится в кресло). А почему ты сегодня без модели?

Петя: Без какой модели?

Юля: Ну, не знаю: без старой или без новой.

Петя: Ох, Юля, отстань. (Пауза).

Юля: Оказывается, это совсем не трудно. Я не знала.

Петя: А почему… а зачем ты согласилась?

Юля: А почему бы мне не согласиться? Что тут такого?

Петя: Нет, ну если б я знал, что ты хотела, я и сам бы с удовольствием.

Юля: Я ничего не хотела. Он меня попросил, я согласилась.

Петя: Слушай... а он к тебе не приставал?

Юля: Хотел было, но…

Петя: Что?

Юля: Ни-че-го.

Петя: Ну, халтурщик, ну, дерьмовщик!

Юля: Знаешь, Петя, я посплю пойду. Не могу. (Зевает). Очень устала.

Уходит. Петя стоит неподвижно, потом рывком снимает картину Иваницкого и ставит свою.

Петя: Ну, халтурщик, ну, сволочь.

Стоит, разглядывая то свою работу, то Иваницкого. Звонит телефон. Идет, снимает трубку.

Петя (в трубку): А, Катя, привет! Рад тебя слышать… Нет, сегодня не надо. Сегодня обождем. Может быть на следующей недельке. Ты не обиделась? Ну, здорово! Что? Да, я один, да, никого нет. Пью? Нет, что ты, я в одиночку не пью. Пишу, пишу, конечно. Ну, до скорого, созвонимся.

Кладет трубку, идет к картине. Звонок в дверь.

Петя: Дьявол!

Идет открывать. Входит Серж.

Серж: Слушай, Петь, чайку поставь! Забегался, как черт.

Петя выходит и приносит из кухни чайник.

Петя: А чего тебе не сидится?

Серж: Как чего – дела, любезнейший.

Петя: Какие у тебя дела!

Серж: Да у меня-то как раз и дела. Утром в баньке попарился, потом стишата пописал. Машину в ремонт поставил. Еще к одному человечку сгонял, ты его не знаешь, у меня с ним дела – чисто финансовые. И сейчас – передохну – и опять надо двигать. Режиссерша, вдова, пять комнат на Полянке, библиотека богатейшая, картины, знаешь, брат, Машков, Коровин, Кончаловский. Словом…

Петя: Модный салон.

Серж: А то, давай, вместе пойдем.

Петя: На фиг. Не люблю старых вдов.

Серж: Там и помоложе будут. А главное, там будут нужные люди. Я могу тебя кое с кем познакомить.

Петя: Знаешь, я хотел холст закончить.

Серж: Эко, тоже мне, дело! Завтра закончишь. Что он, убежит?

Петя: Странно, старик, сам материальное ругаешь, а только в нем и варишься.

Серж: Потому и ругаю, что варюсь. Потому и тебя люблю, бессребреника нашего. Грязь, бардак, беспредел – лепота для такого испорченного человека, как я. И картинки твои мне нравятся.

Петя: Ты же говорил – все это задница.

Серж: Да мало ли что я говорил! У меня, как у Федьки Каторжного – по средам одно, а по четвергам другое. А ты, небось, и книжек-то не читаешь?

Петя: Нам, художникам, книжки ни к чему.

Серж: Что верно, то верно. У меня у самого на них времени нет. На любимую женщину и то времени не хватает. А, кстати, у тебя с Юлькой все?

Петя: Что все?

Серж: А я-то думал вчера, чего это она ушла? Ну, помнишь, тогда? А тут встречаю сегодня Нику, случайно, он мне говорит, что с Юлькой спал.

Петя: Что?!

Серж: Ну, говорю тебе, ты чего, не знал? (Пауза) Ой, елы… (пауза). Слушай, да он врет! Врет, как всегда. Когда он мог с ней спать? Она когда еще ушла, а мы тут до ночи вместе пили. Ну, козел! А я-то, Господи... Представляешь, какое трепло!

Петя топчется на месте.

Петя: Так, все, Серж, знаешь, мне тут, в общем…

Серж: Погоди, погоди. Слушай, Петь, поедем со мной. (Встает, берет Петю за плечо.) Кроме шуток, поехали. Ты тут прокис совсем.

Петя: Нет, нет, погоди.

Серж: И ждать не буду, поедем. (Ведет его в прихожую.) Там, знаешь, не то, что коньяк, там тебе такого нальют, ты, наверно, и не слышал – божоле!..

Уходят: Хлопает дверь. Входит Юля, одетая.

Юля: Что тут происходит?

Возвращается Серж.

Серж: Ой, Юль… Привет.

Юля: Ты здесь откуда?

Серж целует ей руку.

Серж: Я, знаешь, на секундочку.

Юля: Это Петя ушел?

Серж: Ага. Где тут его сумка? (Находит сумку.) Ну, я побегу. Дел столько.

Юля: А что случилось?

Серж: Да я тут, видишь ли, дело такое… Потом, потом, Юлечка.

Спешит к двери.

Юля: Сигареты оставь, если есть.

Серж нервно роется по карманам, бросает на стол пачку.

Серж: Ну, побежал. Все.

Уходит.

Юля: Какие все чокнутые стали.

Курит и смотрит на ту и другую картины.

Юля: А Иваницкий-то получше написал.

Уходит с чайником на кухню. Открывается дверь, входят Ника и Леша.

Ника: Нет что ль никого?

Возвращается Юля.

Леша: Юлечка, как я рад тебя видеть.

Юля: Здравствуй, Леша, радость моя. Как тебе живется в последнее время?

Леша: Ты знаешь, живется как-то очень, я бы сказал, неоднозначно. Все как-то так, фигурально говоря, все больше урывками.

Юля (Нике): А ты чего так рано?

Ника: Репетицию отменили. Режиссер, козел старый, заболел. В запое, падла.

Кладет на стол пакет.

Юля: Это что? (Разворачивает.) Прелесть какая! Пирожные. А миндальных не было?

Ника: Нет, почему, были.

Юля: И ты не?.. Эх, нет в жизни совершенства.

Ника: Зато я кое-что другое принес.

Достает из сумки две бутылки шампанского.

Юля: Ого, в честь чего это?

Ника: В честь праздничка.

Леша: Если в честь праздничка, то неси бокалы.

Юля: А бокалов-то нету.

Ника: Побили все, паразиты.

Леша: Неси что-нибудь, куда налить.

Ника приносит два стакана и бокал.

Hикa (Юле): А это тебе.

Юля: Ну, ты посмотри! Из театра?

Ника: Зачем из театра? Из театра у меня другое – выпьем, потом покажу.

Леша разливает.

Леша: За Людовика Четырнадцатого, господа!

Юля: Почему не пятнадцатого?

Леша: Потому что скромный бенедиктинский монах изобрел сей благословенный напиток в царствие этого достойного монарха.

Юля: Боже мой, откуда ты все это знаешь?

Леша: Я изучал историю вопроса.

Пьют.

Юля: Музыку, музыку! Дансинг!

Ника включает магнитофон. Все вместе танцуют под рок-н-ролл. Затем звучит медленная мелодия.

Юля: Ну, кто-нибудь здесь догадается пригласить единственную даму?

Ника подходит к Юле, они танцуют. Леша достает из кармана шарики, надувает их и развешивает по комнате.

Юля: Ты гений, Леша. Как здорово!

Ника (Юле): Что, он ушел что ли?

Юля: Я спать пошла, а встала – его уже нет.

Ника: Ну, все нормально?

Юля: Конечно.

Подходит Леша.

Леша: Позвольте вашу даму.

Танцует с Юлей. Ника достает пистолет, прицеливается и стреляет. Шарик лопается. Все вздрагивают.

Юля: Господи, что это? (Оглядывается на Нику.)

Ника: Вот – из театра упер. Мелкокалиберный.

Юля: Дай, дай, покажи! (Бросается к Нике.)

Леша: Неужто у вас там такие есть?

Ника: У нас там все есть.

Юля: Да дай же наконец! (Берет пистолет.) Почему не стреляет?

Ника: Дай покажу. (Показывает.) Поняла?

Юля: Да, да! (Целится в шарик, стреляет. Шарик лопается.) Попала!

Леша: Мне-то дайте пушечку поиграть.

Юля: Погоди! (Стреляет еще.) Здорово! Ни разу в жизни не стреляла.

Отдает пистолет Леше, Леша стреляет, шарик лопается.

Леша: Необходимая в жизни вещь. Сколько раз мечтал всадить какому-нибудь гаду в задницу.

Ника берет у него пистолет, стреляет.

Юля: Последний остался. Дайте мне.

Целится. Стреляет. Разбивает бокал.

Юля: Ой!

Леша: К счастью.

Ника: Ничего. Значит, так должно было случиться.

Юля: Я тебе новый подарю.

Ника: Ты чего, с ума сошла! (Забирает у нее пистолет, швыряет на диван.) Пить-то дальше будем?

Леша: А то.

Юля: Налей мне в чашку.

Леша: Какую джазуху я вчера слушал, Стенли Typpeнтайнa – знаешь?

Ника: Нет.

Леша: Ты что, полмузыки, серьезно.

Юля: А почему – не вся?

Леша: Извини, Юленька, но ты ничего в джазе не понимаешь.

Юля: Hy, что теперь поделать. Женщина вообще существо земное, ограниченное, как считает Петя и, наверное, вы все.

Ника: Я так не считаю.

Юля: Ты просто подавляешь меня своим благородством.

Ника: Я серьезно говорю.

Юля: За что тебя и люблю.

Ника опрокидывает стакан.

Юля: Да что ж ты так разволновался? Мы же старые друзья, кажется. Где тут тряпка?

(Вытирает стол). Еще один такой вечерок, и у тебя не останется посуды.

Леша (Нике): А кофейку у тебя, кстати, нету?

Ника: Откуда?

Юля: Эх, у него много чего нету. Вот и бокал последний разбила.

Ника: А я здесь почти и не бываю. Все Пит торчит. Вот у него и спрашивайте.

Леша: Чего его спрашивать. Он пошлет еще, пожалуй.

Ника: Я ему пошлю! Почему он посуду не моет? Надоело! Развел тут грязь, бардак. Я его выгоню, серьезно говорю.

Юля: Ника, что это ты?

Леша: Ну, брат, это ты напрасно. Человек в творческом угаре.

Ника: Знаю я, в каком он угаре. И таскает сюда этого Ивaницкого. Его-то кто звал? Терпеть его не могу! Рожа пьяная, опухшая, все разговоры про баб.

Леша: А ты расслабься.

Ника: Да не хочу я расслабляться! Что ты заладил!

Юля: Ника!

Леша: Вот и мне досталось, а я ведь про баб не говорю.

Юля: Может, в присутствии дамы вы не будете обсуждать своих баб?

Леша: Молчу, Юленька.

Ника: Извини, нервы ни к черту.

Леша: Торчишь?

Ника: Торчу.

Леша: Это, брат, плохо.

Ника: Плохо – потому и торчу.

Леша: Так ты запишешь мне этого Туррентайна? <Я дисок подгоню.>

Ника: Ладно. Музон еще послушаем? (Смотрит на Юлю.) Хочешь?

Юля: Нет. Голова разболелась, домой поеду.

Ника: Посиди еще.

Юля: Посижу и поеду.

Ника: Я в Питер собираюсь. Поедешь со мной?

Юля: Питер – это хорошо. (Пауза) Посмотрим.

Ника: Смотри.

Леша: Ну, я кассетки взял. Отдам на той неделе.

Идет к выходу.

Юля: Уходишь? Погоди, я с тобой.

Встает, идет к двери.

Ника: Я провожу.

Юля: Не надо.

Леша: Да я провожу, старик, не заморачивайся.

Ника: Я позвоню.

Юля: Ладно.

Уходят. Ника встает и начинает убирать посуду, потом садится в кресло и задумчиво курит. Играет музыка. Звонок в дверь.

Ника: На фиг.

Звук отпираемой двери. Входит Петя. Он пьян. Молча смотрят друг на друга.

Петя: Где она?

Ника: Кто?

Петя: Ты знаешь.

Ника: Ушла. (Пауза) Ну?

Петя: Ты Сережке трепался?

Ника: Тебе какое дело?

Петя: Трепло!

Ника: А мне плевать, понял? Это мои дела, понял? Я плевать хотел, что ты там думаешь!

(Вскакивает.) Тоже мне, художнички! Ты сколько баб на моем диване перетрахал? Думаешь, тебе все можно? Художники... (Ударяет кулаком по картине).

Петя: Не трожь, ублюдок!

Ника: Сам ты ублюдок! Гении все тут вонючие.

Петя бьет его в лицо. Ника, качнувшись, задевает мольберт, картина с грохотом падает на пол. Ника бьет ногой. Долгая некрасивая драка с угрозами, матом и т.д. В дверь звонят несколько раз. Звук отпираемой двери. Входит Иваницкий с новой моделью.

Иваницкий: Во, чуваки! Дошли.

Начинает их разнимать. Модель смотрит из двери. Петя и Ника расходятся.

Иваницкий: Дожили, братва, дожили.

Ника: Отвали.

Иваницкий: Офигели совсем, что ли? Я понимаю, с урлой махаться. А тут… Сели бы, выпили, поговорили. Все путем. А тут…

Модель входит в комнату и садится в кресло.

Иваницкий: Я ведь и водочки принес. Ща выпьем. За мир и дружбу между народами

Петя: Сам пей.

Иваницкий: Сам-то я, конечно, выпью. Но я бы на твоем месте не отказывался.

Петя: Ты на своем пей.

Иваницкий: Да плюнь ты. (Пауза) Ну я разливаю… (Подает Пете стакан.) Ну?

Петя: Черт с тобой.

Иваницкий: Вот, это другой разговор. (Подает стакан Нике.) И ты давай.

Петя: Рисовал Юльку?

Иваницкий: Ну, рисовал, ну и чего теперь? Бить будешь что ли?

Петя: Иди ты.

Иваницкий: Подумаешь, тоже, чего сбесился-то? Ну, даже если и так, если трезво-то рассудить, так и должно быть. (Нике) А ты тоже – где, кто, кого… Спокойней надо, ребята, спокойнее.

Ника: А я чего, я спокоен.

Иваницкий: Ну вот, вот и договорились. Пей, гуляй, веселись. Ну, понеслось.

Пьют. Ника встает, идет к дивану.

Иваницкий: Забудем обиды, ребята. Живем один раз. Ну и чего теперь? Вешаться что ли?

Ника берет пистолет и стреляет в последний шарик. Все вскакивают.

Модель: Ой!

Иваницкий: Господи, страсть какая!

Петя: Что это у тебя?

Ника: Пистолет.

Модель: Настоящий?

Ника: Ясно, не игрушечный.

Петя: Дай посмотреть.

Берет пистолет. Рассматривает.

Модель: А убить может?

Ника: Не пробовал. А покалечить можно.

Модель: А зачем он вам?

Ника: Прохожих пугать.

Иваницкий (Пете): Спрячь ты его куда-нибудь от греха.

Петя отходит и прицеливается в Нику.

Ника: Ты чего?

Иваницкий: Петька, брось, не шути!

Модель вскрикивает. Петя отводит руку и стреляет в картину Иваницкого. Иваницкий бежит к картине.

Иваницкий: Петька, сука, зачем?

Подходит модель.

Модель: На вылет. Прямо в cepдцe.

Ника (встает): Все. Адью. Я спать пошел.

Выходит, хлопнув дверью.

Петя: Извини, Володя, я заклею.

Иваницкий: Это же вещь была!

Петя: Я понимаю. (Пауза) Ладно, поеду я.

Иваницкий: Куда?

Петя: Домой поеду. К жене, к детям. Надоело. Неделю доехать не могу.

Иваницкий: Давай-давай. А то место-то займут.

Петя кладет пистолет. Идет к выходу.

Иваницкий (вслед): Ты там, это, осторожнее, слышишь!

Хлопает дверь. Вбегает Ника.

Ника: Петька ушел? И вы дали?

Иваницкий: А что мне с ним было делать?

Ника: С пистолетом?

Модель: Да вот он валяется.

Ника: Ладно. Все равно догоню.

Иваницкий: Зачем, не надо! Оставь его!

Ника: Дурак, я не за этим.

Убегает.

Иваницкий: Эх, мужики...

Модель: Работать уже не будем?

Иваницкий: Нет, надо, надо поработать. Музыку включить?

Модель: Поставь что-нибудь.

Модель выходит из комнаты. Иваницкий включает музыку, устанавливает холст на мольберте. Возвращается модель.

Иваницкий: Садись.

Модель сбрасывает халат и садится.

Иваницкий: Так… (Пробует писать, напевает) Не спи, не спи, художник, не предавайся сну. Ты – вечности заложник у времени в плену… (Пауза) Что-то устал я сегодня.

Бросает кисть, идет к модели.

Модель: Ты чего?

Иваницкий: Покажу тебе, как надо сидеть.

Садится рядом, обнимает модель, кладет голову ей на плечо. Модель гладит его по голове.

Иваницкий: Дурак, Петька, такую картину испортил.

Звонки в дверь.

Занавес.

1990


Tags: Загородный пейзаж с эл-ой, беллетристика 3, пьесы, старое
Subscribe

  • Закулиса

    Можно ли допустить существование какой-то «закулисы», типа современных «розенкрейцеров», о которых писал Пятигорский? Но…

  • Критическая масса

    Можно издеваться над понятием «духовная жизнь», тем не менее, она, если и не является панацеей, то, во всяком случае, – в…

  • Завязка

    Посмотрел «Гавану» Сидни Поллака и подумал, что завязки многих литературных, а тем более киносюжетов – маломотивированы.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments