Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Два дня в городе без весны

Весны все нет, но на московскую жизнь это не влияет. В пятницу поздно вечером с переходом в ночь на Баумана 11 прошла акция Фонда Сатурналий. Пригласила меня на нее Маша Львова, одна из участниц мероприятия. Место этот фонд выбрал достойное: промзона, страшные складские корпуса, военизированная проходная, сразу за которой – «Музей советских игровых автоматов». Этот неожиданный и странный музей в подобном месте хорошо подготавливает сознание к тому, что будет дальше. А дальше – мрачная заводская территория и темный проезд-проход с огромной лужей, через которую кинуты что-то вроде мостков. Никаких опознавательных знаков, словно идешь на тайную сходку подпольщиков. Да не войдет непосвященный!

Конспирация соблюдалась и дальше: темный входной полуподвал, темная лестница и почти темные и неотапливаемые помещения самого МосХаоса, новой местной художественной площадки. Название отлично передает суть: ничего, кроме хаоса тут нет – объектов, помещений, света (в те моменты, когда он все же появляется). Собственно, это эстетика Винзавода или Газгольдера, но еще более утрированная. Голые стены, хрупкие конструкции перекрытий, трясущиеся под ногами, печки-буржуйки в двух отапливаемых помещениях в разных концах огромного ангара, склада или экс-цеха. В обоих музыка. Между этими точками тепла на двух этажах произвольно разбросаны загадочные объекты современных художников, доступ к которым иногда искусственно затрудняется импровизированными оградами из деревянной тары и веревок. Тара – вообще главный инструмент оформления. Света или нет совсем или он резко бьет в глаза. В особо темных местах публика ходит со свечами. Какие-то произведения я смог разглядеть, лишь освещая их фонариком. Другие сами светятся на разные цвета. В общем, устроители превзошли даже освещение Эрмитажа. И натуральный уличный холод! Поэтому центральный объект третьего этажа сделан из живого снега.

В том условно изолированном помещении, где расположен, как я понял, штаб Фонда Сатурналий, новой художественной тусовки, звучит пронзительный женский вокал певицы Азизы (которую потом сменила Лена Кауфман) в сопровождении «Оркестра неизвестных инструментов», в числе которых Юра Балашов, Гермес Зайготт, Юра Моно, трубач из «Бригады С» и пр. Из неизвестных инструментов наличествует лишь сукозвук Юры Балашова. Оформлено помещение своеобразно, как все тут: в дальнем конце большая печь-конвектор (вариант буржуйки) с грудой дров, большой самодельный деревянный стол, лавки, в середине огромная лежанка со светящимся шаром, в другой половине играет группа. По неотштукатуренным кирпичным стенам висят картинки. Свет прихотливо меняется, народ сидит, лежит и снует. У стола знающие пароль могут получить китайский чай. Можно тут получить и еще кое-что, но это лишь особо избранным. Само собой, время от времени натыкаешься на знакомых и почти родственников. Так я натолкнулся на босоногого томилинского Фули, работающего тут истопником буржуек. Народу очень много, главный тип публики – молодые тусовщики. Некоторые украдкой пьют, хоть это тут не приветствуется. Музыка, публика, свобода, оформление пространства, налет самодеятельности и подпольщины – все это напомнило мне калифорнийские эйсид-тесты. Без эйсида. Тут можно стать «хай» и так.

На следующий день Алла Потапова, которая гостит у меня загородом и с которой я был на «эйсид-тесте» в МосХаосе, пригласила меня на концерт Федорова и Волкова в ЦДХ. Билетов не было, с рук их продавали за три с половиной тысячи, зато в кассе вдруг стали продавать билеты «без мест» всего за тысячу. Оригинально и прогрессивно. Безместных пустили в зал в последнюю очередь, и, пока ждал – ходил по павильонам всяких микро-галерей и смотрел шедевры советской живописи 50-60-х: полоскание белья в пруду, раненный комиссар, занятие спортом, отдых в Парке культуры и отдыха (советский вариант «Завтрака на траве»), то есть массово, культурно, здорОво и без стриптиза.

Мельком поздоровался с Колей Александровым, так же оказавшимся без места. Для самых удачливых безместных места нашлись, и концерт мы смотрели с максимальным удобством. Леонид Федоров, который всем известен по «АукцЫону», играл на акустической гитаре с примочками и пел (а что ему еще делать?). Владимир Волков соответственно играл на контрабасе и рояле (шестиструнной виолончели, какой-то архаической «скрипке» – но это больше для понтов). Федоров, играющий на гитаре боем в дворовой манере и поющий с надсадом и непонятно – это такой рафинированный панк. Элегантный кудрявый красавец Волков – это такой рафинированный джаз и авангард. Странное сочетание и составляет весь цимес. Я не большой любитель «АукцЫона», но тут мне понравилось все, а кое-что даже весьма: крепко, страстно, профессионально, в меру необычно.

А в конце концерта вышел Коврига и объявил, что в честь двадцатилетие «Отделения Выход» в Москве состоится такой как бы фестиваль, который начнется вот-вот, а закончится в начале июня – с участием Умки, «АукцЫона», Федора Чистякова, Пети Мамонова и пр. То есть, если погоды и не будет и вообще ничего не будет, в этом городе будет, чем заняться.

Фото и комментарии к мероприятиям можно увидеть здесь:

МосХаос и сатурналии: http://www.facebook.com/media/set/?set=a.295700087227262.1073741834.100003618196051&type=1&l=b8a0f198a9

Федоров и Волков в ЦДХ: http://www.facebook.com/media/set/?set=a.295724763891461.1073741835.100003618196051&type=1&l=71edd45923

Tags: искусство, музыка, прогулки, фото, хроника текущих событий
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments