Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Чужой фарватер

Философ должен быть одиноким – это наилучшее для него состояние. Для поэта, художника, может быть, нет, но для философа – точно. А не им ли я мнил себя прежде всего? Не эта ли генеральная установка, быть «философом на базаре» (а не профессором философии!), – была сделана мной едва ли не в позднем школьном возрасте (на мою беду)? Это значило: жить иначе, чем живут все люди, жить «правильно», осознанно, свободно, не повторять их пути, не ловиться в их ловушки, не разделять их взгляды, сводившиеся к двум простым вещам: вести себя, как все, иметь то, что имеют все… Они – жертвы банальности и самих себя, не они владеют ситуацией, а ситуация владеет ими. Они беспомощны стать красивыми, быть заметными в толпе. Они ищут себе иллюзорные объекты стремления, потому что не знают настоящих или потому что у них нет сил вести эту славную войну. Им скучно с собой, они безответственны и не хотят думать о том, почему ошибаются, – потому что ошибка сладка и есть прямой вывод из желания проскочить по жизни по самому легкому варианту (и, как великие хитрецы, взять больше, чем дать).

Все вышло не так, как следовало из идей: я ошибался, как и все, и ловился, как все. Или не как все! Разве можно предположить, что я ошибусь «как все»? Нет, конечно, если я и ошибусь, то, разумеется, как-нибудь на особый лад. Оригинально.

Тем не менее, я долго жил, по-видимому, не своей жизнью (знать бы, что это такое?) – и это был важный опыт. Я не спал, как Даса, я не пережил маю во сне. Я прошел свой, ошибочный или нет, путь – в реальности. Притом в лучшей компании. Нет, это не майя, не мечта и не литература – это важная часть моей жизни, строительный материал и подлинность. Это я сам в разных ситуациях, в которых я проверял себя на верность идеям, которые были столь очевидны мне в юности. И почти неосуществимы в действительности.

Я не мог победить на этом поле, если я изначально не считал его своим. Я пошел на компромисс, но он же был попыткой узнать чужое. Я выбрал бóльшую безопасность и комфорт: ибо с другим не так холодно, как в одиночку. И еще надо найти этого другого, который захотел бы мучиться с тобой рядом. Совместная жизнь или отказ от нее – самый серьезный выбор, который может сделать человек. Совместная жизнь решает вопросы, отвлекая от них новыми и более вескими. Она отвлекает от главного и любимого, накапливая либо ничтожность, либо бунт. Она имеет смысл только тогда, когда двое движутся к одной цели, живут, как сплоченная боевая единица в автономном бою. Целью может быть установление истины и достижение славы. А может быть: помощь тем, за кого ты подписался кровью, и простое выживание. И второе, очевидно, выше первого.

Но вдруг становится стыдно за эту достойную жизнь, жизнь Лаевского конца повести. Например, читая биографии людей, которые стали действовать просто из желания что-то изменить: писать музыку, издавать журналы, начать новое духовное движение… А мы, а ты?! И ведь было когда-то, все это было! А потом вдруг находишь себя в чужом фарватере или вовсе без фарватера, севшим на мель.

Но – не очень-то мы и сели. Пройти путь чисто не удалось, да и нужно ли это было? И кому удалось лучше?

Tags: сказки на ночь, фанаберии, философия
Subscribe

  • Разница

    Творческого человека от нетворческого отличает пафос, то есть некие идеалы, которые он хочет воплотить или защитить. И уравновесить недостатки…

  • Плата

    Талантливость – плата за несчастность. Или: несчастность – расплата за талантливость. Впрочем, это все обоюдно и одно провоцирует и…

  • Столкновение

    Весь мир сосредоточен в тебе, смотрит на тебя, мнет, формирует, шокирует, искушает. Огромный мир и маленький ты. И все это происходит сейчас, в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments