Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Красота и трагедия

Мы называем свое состояние – трагедией свободы и долга, красоты и морали. Но настоящей красоты не существует, есть лишь что-то, что сочинило наше воображение в соавторстве с нашим либидо. Даже если человек совершенно красив (чего не бывает), значит он глуп или у него дурной характер, или у него совершенно другие жизненные цели. Выбирая человека потому, что он якобы уникально ценный – мы обязательно разочаруемся.

Выбирать или подписывать документ кровью надо, зная наперед все недостатки кандидата, все то, что нас разочаровывает в нем и может разочаровать. Зная наперед все мины и подводные камни этого решения. Все соблазны, которые могут превратить нас в предателей. Предатель – вот страшное слово! Поэтому стоит подумать: не честнее ли остаться одному? То есть не принимать на себя долг, который ты не в силах нести? Впрочем, об этом стоит задумываться лишь тогда, когда ты в силах нести свою свободу. Потому что человек, как правило, не может нести ни то, ни другое. Вся его мораль рыхла, как весенний снег, все его взгляды – пустые и громкие слова в хорошую или плохую минуту. Весь он – ситуативен, ненадежен и безответственен. И тот, которого ты «выбираешь» – тоже. Поэтому выбирая – ты выбираешь муку и должен знать это. Ты идешь не на праздник, а на жертву: ты будешь связан долгом, а тебя будут предавать. А если сам предашь – тебя никогда не простят. Вот это и есть трагедия: собственно, нет ни одного пути, по которому человек мог бы двигаться легко и свободно, испытывая безопасность и уверенность. И не совершая ошибок.

А ведь мы обречены на ошибки, как первоклассники в диктантах. Но, как говорил Диоген: «Когда-то я и в постель мочился, а теперь не мочусь». Умение сократить число ошибок приходит как с годами, так и с изменением жизненных обстоятельств. Ибо при некоторых обстоятельствах, к возникновению которых мы тоже, конечно, приложили руку, мы словно вынуждены совершать ошибки, которые есть форма нашего (незрелого) бунта… И я не знаю, что лучше: ошибочный бунт или безвольное смирение. Хотя безвольное смирение не задается таким вопросом: оно не бунтует. А не смирный по природе все равно кончит бунтом, пусть с ясным или смутным осознанием его ошибочности или бесполезности.

Ergo: трагедия – это мы сами, живущие убого, безалаберно и бунтующие, как слепцы. А красота, мораль, свобода – далекие недостижимые цели, морочащие нас и часто заставляющие быть еще хуже. И все же наличие трагедии есть свидетельство того, что мы живые, чувствующие и конечные. Камень не знает трагедии. И мне кажется, что лучше быть живым с трагедией, чем камнем без нее. Тем более, что второй вариант от нас никуда не уйдет.

Tags: любовь, о красоте, свобода, сказки на ночь
Subscribe

  • Черные и белые

    60х40, х/акрил

  • Старая статейка

    Мандельштам писал, что расцвет романа в ХIХ веке связан с утверждением идеи личности в истории, образцом для которой послужила личность Наполеона.…

  • картинки

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments