Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Categories:

Христианство как антитрадиция

В 60-е, 70-е каждый искал «духовность» на свой страх и риск, где придется, кустарным способом и методом тыка, в равной степени в Достоевском и в самодельных переводах «Бхагавадгиты», эзотерика была повальным увлечением, мистика, магия, экстросенсорика – считались совершенно доказанным фактом, впрочем, как и НЛО.

Однако начиная с 80-х претензия на «духовность» стала связываться с выбором лишь одного «истинного» пути: с кем вы, адепты потустороннего?

Почему «потустороннего»? Потому что вся «духовность» в атеистической стране напрочь корреспондировалась с верой в потустороннее. Атеистическая духовность казалась нонсенсом, катахрезой, вещью небывалой. Людей перекормили материализмом, еще и самой примитивной закваски.

«Тайная доктрина» Востока была хаотична, противоречива, всеядна, состояла из множества учений, теорий, религий, терминов, практик (и шарлатанства). И целью всего этого винегрета (помимо денег) был, как бы, «Высший Гнозис», если так можно сказать, универсальная истина в ее предвечном виде, в утверждении которой любой религии, в том числе христианству, отводилась служебная роль и приписывалась лишь часть истины. Но христианство рассматривало себя как всю истину, как последнее и совершенное учение, не нуждающееся ни в каком дополнительном гнозисе.

Адептов было много и с той и с другой стороны, религиозная терпимость первичного пробуждения от материализма была забыта, и наступил период «религиозных войн». В христианском (православном) лагере чуждая духовность была осуждена и хлестко приравнена к сатанизму. С точки зрения последователей Востока христианство выдавало часть за целое – и так упрощало путь адепта. Только куда?

Йога, как некий фокус «восточного пути», требовала упражнений, аскезы и, вообще, особого образа жизни, несовместимого с существованием современного городского человека. Православие не требовало почти ничего. Для городского человека оно было гораздо комфортнее. Притом что люди сходили с ума в обоих лагерях, хотя у последователей эзотерики крыша, на мой взгляд, ехала круче, потому что их практика напоминала самолечение народными средствами, закамуфлированными экзотическими словами.

Христианство отличалось от местной йоги всех сортов не только «надежностью» инструментария, но и психологической сутью. Оно было индивидуалистично, утверждало диалог Бога и человека (наследие иудаизма), – с последующим «спасением» и вечной жизнью этого человека, конкретной личности. Если во всех прежних религиях на суд Бога вызывался человек, то в иудеохристианстве впервые в истории человек вызвал на суд Бога. И суд, на который человек вызвал Бога, закончился осуждением Бога – и приговором, который озвучил Ницше: «Бог умер». Но это другая история. И это – чисто западная история. На Востоке она была бы невозможна. (Впрочем, атеистические или близкие к ним направления имелись и на Востоке.)

Восточная доктрина отрицала индивидуальную жизнь, выливала личность в котел транценденции, где перемешивала ее до полного спиритуального растворения в Абсолюте. Она утверждала как иллюзорность личности, так и иллюзорность мира. Христианство считало мир злом, но, во всяком случае, не объявляло его иллюзией и «ничем». И с этой позиции христианство говорило о трагедии личности (пусть и предлагало весьма иллюзорный «ответ»), а «Тайная доктрина», «Традиция» хитро увиливала от нее, делая ее нерелевантной.

«Традиция» – это отказ от «я», что в посюстороннем, что в потустороннем мире, и, соответственно, всех его проблем, привязанностей, страхов. Но есть люди, которые не готовы отказаться от «я», даже плохонького, но их собственного – со всеми его проблемами. Поэтому люди с сильным чувством индивидуального выбирали в качестве утешения христианство, а не пеструю эзотерику Востока, притом что и Платон, и ранне-христианская гностика, и даже Гегель – все это, условно говоря, Восток и «Тайная доктрина», то есть теория служебной, неподлинной роли «я» – на фоне великой драмы с участием космических сущностей. И лишь чисто моничное, антидуальное, рациональное христианство – было настоящим учением Запада. Поэтому Запад его и выбрал. Оно же во многом создало Запад.

При этом, что интересно, христианство как доктрина – в чистом виде повторяет греческие мистерии, то есть таинство человеческой смерти и воскрешения – в преображенном виде. И в этом смысле – повторяет весь древний инициационный комплекс (путешествие в страну мертвых), освоенный человечеством задолго до появления любой мистической «Традиции».

Поэтому неудивительно, что, позаимствовав множество традиционных мифологических деталей из разных религий, вплоть до истребления младенцев (такая же жесть случилась при рождении Кришны) – христианство стало последовательно антитрадиционной религией. Своей чугунной догматикой оно убило мистику и забаррикадировало индивидуальный путь поиска «индивидуального» Бога. Оно вырвало человека из приятного трансцендентального скитания, выдернуло из анабиоза «космического прельщения», вернуло его на грешную землю, где он стал создавать технологический рай, взамен воображаемого мистического. Христианство – религия думающего, страдающего интровертного «я». «Традиция», «Тайная доктрина» – религия чувственного, интуитивного экстравертного «я», мечтающего убежать от самого себя. Выбор одного из двух путей зависит от свойств психики, среды, обстоятельств жизни, образования, наконец.

Есть и третий путь: не верить в эти оба.

Tags: мифологии, религии, традиция, христианство
Subscribe

  • Сосед

    Когда-то я любил Запад за его музыку, за его свободных людей (с длинными волосами), за его кино, отчасти литературу (которой я все же предпочитал…

  • Контрдоводы

    Вот возможные контрдоводы на мой вчерашний пост о войне и политике. Разумеется, война – вещь нехорошая, это крайний способ ведения…

  • Ставки

    В дневнике Блока за 1917 год есть запись о его разговоре с солдатом, «который хорошо, просто и доверчиво рассказал мне о боевой жизни... как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments

  • Сосед

    Когда-то я любил Запад за его музыку, за его свободных людей (с длинными волосами), за его кино, отчасти литературу (которой я все же предпочитал…

  • Контрдоводы

    Вот возможные контрдоводы на мой вчерашний пост о войне и политике. Разумеется, война – вещь нехорошая, это крайний способ ведения…

  • Ставки

    В дневнике Блока за 1917 год есть запись о его разговоре с солдатом, «который хорошо, просто и доверчиво рассказал мне о боевой жизни... как…