Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Categories:

Контркультура как дефлорация

< Текстик является ответом на пост http://caps-lo.livejournal.com/185679.html?view=535375#t535375 >

Первый творец контркультуры – это трикстер, мифологический плут. Контркультура – дело рук авантюристов, похищающих славу достойных людей, ищущих убить старого жреца – чтобы занять его место.

Для меня понятие контркультуры – довольно условно: она «контр» только пока не была приручена официальной культурой. Или, скорее, не приручила ее. Пока у нее не появились миллионы поклонников, так что сама статистика и удельный вес нового гравитационного поля изменили очертания старого. Контркультура отличается от обычной культуры лишь тем, что пытается завоевать мир без санкции профессионалов, вне, условно говоря, экспертного сообщества. То есть, это искусство как бы дилетантов. Которые могут быть талантливее и глубже профессионалов. Но которые не пошли по «академическому» пути в силу, скажем, своего слишком отчетливого своеобразия. Или каких-то очевидных изъянов (с точки зрения формальных требований), при сверхразвитии (в компенсацию) иных творческих сторон. Сезанн говорил, что он художник «по сердечному влечению». Вот так и вся контркультура.

«Неформальное искусство» (другое наименование обсуждаемого предмета) – это как «неформальные отношения» в противовес «формальным». С одной стороны, почти что «неуставные», с другой, – нелицемерные, «по любви». В свободном обществе почтив сякое искусство функционирует как неформальное. В несвободном – оно само формализуется, обрастая смыслами, мифами и героизмом, становясь альтернативой разрешенному (и тогда обязательному) жесту, отдушиной, сатурналией, карнавалом, безудержной попойкой утомленных рабов. Неформальный писатель – это, по сути, свободный писатель, самовольно севший за пишущую машинку (используя старый образ), пишущий силой дерзкой и активной души, даже, может быть, мало заботясь о форме, языке, сюжете и всей этой снобистской ахинее, придуманной академиками и генералами от литкритики, которая как волшебный ключик пускает в большую литературу. Он ненавидит большую литературу. Как ненавидит стройки века.

«Неформальный писатель» – это просто человек один на один с собой и своей «экзистенциальной» проблемой, «турист», словно монах в келье, живущий без имиджа небожителя, работающий без чьего-либо разрешения и опасливого внимания, на свой страх и риск. И все же избранный, словно удостоившийся откровения. Ему мучительно писать нормальную литературу, ту, которую ждут в журналах, которую раскупает неискушенная публика. Литературу, рассчитанную на понимание и узнавание, снабженную всеми крючками, рычажками и зацепками, чтобы читателю быстрее проскользнуть к финалу, ни на чем не споткнувшись, не поранившись, не ободрав локотков... То, что на общем выхолощенном языке зовется реализмом. Он хочет писать, ни за что не отвечая, в первую очередь за конечный результат. Рисковать: жанром, удачей и терпением близких (если они у него есть)...

Контркультур всегда было много. Многие будущие культуры начинались как контркультуры. Сократ – это контркультура. Киники. Любое новое религиозное учение, даже христианство, проповеди Павла – это изначально контркультура. Средневековые «ереси», лютеранство и прочее – это контркультура. Любое брожение мысли, культурно оформленное – контркультура. Любой яркий вызов, способный грамотно использовать общедоступный словарь.

Кажется, что в искусстве контркультура появилась довольно поздно, хотя «Золотой осел» Апулея – чем не контркультура? Или «Сатирикон» Петрония? «Декамерон» Боккаччо – по сути, контркультура. А «Кентерберийские рассказы» Чосера? Рабле – конечно контркультура! Отчасти Сервантес. Вийон. Бержерак. Плутовской роман. Потом маркиз де Сад. Казанова. Бомарше с его Фигаро (появление трикстера, шута и пройдохи – можно рассматривать как маркировку контркультуры). Дальше, видимо, немецкие романтики. 19 и 20 вв. – это настоящий расцвет контркультуры. Блейк, прерафаэлиты в Англии… Бодлер, Верлен, Рембо… Гюисманс… Захер-Мазох. «Исповедь англичанина-опиофага» Де Куинси, Теофиль Готье, его эксперименты с гашишем… Наши символисты, потом футуристы…

То есть, отличительной чертой контркультуры можно признать то, что ее творцы использовали нетипичные (запретные) источники вдохновения: мистика, наркотики, чрезмерный алкоголь, сексуальные девиации… Подростковый эротизм и подростковая революционность, аморальность всех типов (с точки зрения господствующей морали – или даже с любой точки зрения). Вместе с подростковым максимализмом. Нетипичный, порой экстремальный образ жизни дает новый опыт, темы, слова, – то, что немедленно (или с задержкой) начинает казаться невероятно свежим и интересным на фоне усредненного дискурса официальной культуры.

Контркультура тем самым не обозначает что-то автоматически положительное. Она по (характерному для нее) невежеству может проповедовать нелепое, глубоко архаичное и вредное со всех точек зрения, но очень привлекательное для полуобразованных искателей истины, закомплексованных неудачников и одиночек. В контркультуре много понтов и громких заявлений, хорошо гримирующих пустоту и амбиции.

Тем не менее, контркультура согласна на эксперимент, она выходит в неизвестное и не-культурное, как разведчик за границы крепости. Она занимается дефлорацией нетронутых областей, обладающих пока плохо просчитываемым художественным потенциалом. Но в этом и заключается смысл искусства: отыскивать скрытые ценности, оправдывающие неуютность жизни. Поэтому контркультура – это просто период культурного анархизма, а, по сути, смена династий. И, конечно, – это поиск нового героя, нарушающего традицию и отвечающего запросам тех, кто достаточно инфантилен и несчастен, чтобы надеяться на невозможное.

Вот несколько коротких, сумбурных мыслей…

Tags: контркультура, литература, письма с Понта, сказки на ночь
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Заинтересованность

    Так называемая «мораль», «понимание» добра и зла – это вторичный продукт религиозных (мифологических) концепций,…

  • ***

    Критик всегда одинок, Летом, зимой, в промежутке. Ищет повсюду исток Ужаса: в курице, в утке... Критик всегда виноват: Если девчонку…

  • Другой механизм

    Чтобы объяснить странное поведение человека в некоторых исторических ситуациях, например, культурных немцев в Третьем Рейхе, когда упомянутый…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments

Recent Posts from This Journal

  • Заинтересованность

    Так называемая «мораль», «понимание» добра и зла – это вторичный продукт религиозных (мифологических) концепций,…

  • ***

    Критик всегда одинок, Летом, зимой, в промежутке. Ищет повсюду исток Ужаса: в курице, в утке... Критик всегда виноват: Если девчонку…

  • Другой механизм

    Чтобы объяснить странное поведение человека в некоторых исторических ситуациях, например, культурных немцев в Третьем Рейхе, когда упомянутый…