Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Остров Крым и военно-спортивный праздник «Весна»



Войны, вроде, нет, и я надеюсь – не будет, и нам надо спокойно перейти к разговору о ключевом вопросе, приведшем, на мой взгляд, к теперешним украинским событиям (я не Майдан имею в виду). Это болезненная тема, тем не менее...

С моей точки зрения, в межгосударственных отношениях нет ничего более справедливого, чем возвращение Крыма России, как бы я ни относился к России, а особенно к ее режиму. И по нормальному сценарию это должна была бы сделать сама Украина, если бы была вменяемым и дальновидным государством.

В какой-то момент я даже был рад, что Крым не входит в Россию – когда после 6 мая на Болотной собирался скрываться там от власти сатрапов (а я был в числе тех, к кому приходили на дом). Тем не менее, сам факт нахождения Крыма в составе Украине я всегда считал удивительным. Но, в общем, трогало это меня лишь абстрактно: мне как прежде всего (безродному) космополиту, а не патриоту, – все эти государственные границы и формальные подчинения казались одной нелепостью.

Много лет проводя в Крыму значительную часть года, я не мог не видеть поистине загадочного для меня российского патриотизма, которого я не встречал даже в Москве. Севастополь казался не просто российским городом, но российским в каком-то лабораторно-чистом виде. Нигде в России я не видел, чтобы люди добровольно вывешивали российские флаги на своих домах, натыкивали их в машины. Или эти надписи на стенах: «Крым – Россия!». Это был тихий саботаж самой идеи, что Крым – это Украина.

В таком упорном стоянии «за Россию» все попытки притащить Крым к Украине, в украинское политическое поле (уменьшение преподавания русского в школах, может, не до нуля, но близко к тому, обязательное преподавание на украинском, введение всего делопроизводства на украинском и т.д.) – абсолютно ничем не кончились. То есть лишь усилили раздражение на Киев.

Показательна история с установкой в Севастополе памятника Екатерине II в 2008 году – на бывшей Екатерининской улице. История длилась десять лет: отказы и отказы. Наконец, Горсовет города дал разрешение на возведение памятника, но городская администрация, глава которой назначался из Киева, – возведение запретила, аж пять раз. Тем не менее, он был установлен, и едва не год памятник охраняли добровольцы, не только из Севаста. Это, можно сказать, была их первая победа.

Теперь о более важном. Сравните карту Украины времен гетмана Скоропадского или, не знаю, Запорожской Сечи – и современной Украины. Какими победами Украина получила все эти территории, за какие заслуги? Она получила их как часть неделимого государства – никак иначе. Советский Союз нарезал свои внутренние границы весьма произвольно, исходя из сиюминутных интересов, как, например, было с Крымом: Хрущев передал Крым в подчинение УССР – в обмен на лояльность украинского ЦК.

В советское время внутренние границы практически не имели значения. Это были административные, а не политические границы. Тем не менее, украинизация в те годы в Крыму реально началась, хотя бы в виде обязательного изучения украинского языка в школах.

Украина как независимое государство возникла в августе 91, на моих глазах, в ходе революции в Москве. Со всеми территориями, что входили в УССР. В тот момент никто не понял, что это значит. Это снова была лояльность в обмен на территории: Украина в критический момент противостояния с ГКЧП поддержала Ельцина, Ельцин, как честный человек, поддержал Украину. Он мог, но не поставил вопрос о Крыме, чтобы не накалять ситуацию. На повестке дня стоял красно-коричневый реванш, а не границы. К тому же сама Российская Федерация находилась на грани распада. Украина, как тот паровоз у О. Генри: воспользовалась случаем и захватила еще кое-что, не столь для нее полезное.

С тех пор ситуацию и не накаляли, ждали, что она как-то сама разрешится.

Но ситуация никуда не «разрешалась», она тлела, тлела – и вот запылала. Она ждала часа, и час был ей предоставлен. Не из Москвы – из Киева.

Бесспорно, существует базовый принцип о неприкосновенности границ, неделимости стран. Но границы всегда нарушались и страны делились – и появление самой Украины – кричащий тому пример.

То, что происходит с Крымом – это не российская, а прежде всего украинская проблема. Все дело в отсутствии внутренних прав на составляющие Украину части. И эта внутренняя нелегитимность владения весьма значительными и крайне неоднородными по населению территориями создает всю нестабильность украинского политического феномена. А у жителей этих территорий порождает настроение, что они – граждане чужого государства, отданные этому государству без всякой их воли, как деревенька с крепостными.

Да и зачем Украине территории, жители которых не чувствуют себя украинцами или не чувствуют никакого родства (чувствуют малое родство) с украинской культурной или исторической идентичностью? Украина, как в анекдоте, может надкусать их, но не проглотить. И за счет них она всегда будет раздваиваться, пребывать в перманентной политической шизофрении, она никогда не станет ни единой, ни «незалежной»: слишком много граждан в этих частях будут потенциальными национальными «предателями». Или Украине придется провести национальную зачистку. Других вариантов я не вижу. 23 года ждали, что все разнородные части сольются в едином экстазе. Не слились. И не собираются. А теперь, вероятно, и подавно.

Но надо понимать и то, что Россия никогда не соглашалась с потерей Крыма, и рано или поздно попытка вернуть его все равно бы произошла. И самое простое было бы – просто вернуть его, как совершенно случайно и нелепо вошедшую в состав Украины священную для одной и в целом безразличную (внутренне враждебную, хоть и лакомую) для другой страны территорию, и закрыть вопрос. Отказавшись от органически чуждых ей земель, которые она прикарманила просто из-за жадности и недальновидности, – Украина стала бы только крепче и монолитней.

Я понимаю, что никого ни в чем убедить не смогу и говорю совершенно бессмысленно. Но я вижу, как желание «добра» со стороны многих моих друзей привело к реальному злу. И я должен что-то сказать – как человек, все же давно связанный с Крымом, а, значит, и с Украиной. Когда-то я даже думал о том, чтобы получить украинское гражданство – и жить подальше от растущего российского авторитаризма, когда-то я надеялся, что Украина найдет свой путь, именно «европейский», и что русские в Украине смогут жить свободнее, чем в метрополии. А потом все соединятся в новом свободном европространстве.

Теперь надежд нет. Произошло худшее из всего, что я мог ожидать.

Поэтому нынешнюю ситуацию с Крымом я рассматриваю не как агрессию, а как – гуманитарную операцию. Да и по-другому встречают агрессоров, не правда ли?

Начиная с 1 марта нас жутко накручивали последствиями. Я сам напрягся, как и все. Теперь думаю, что из-за Крыма вообще ничего не произойдет. Что казалось невозможным в 90-е, маловероятным в 2000-е, стало возможным и даже неизбежным теперь. Наверное, это логика истории.

Оппозиция всегда пророчит худшее, власть – лучшее. Такая у них работа. Поэтому верить никому из них не надо, а надо попытаться понять что-то самому.

Что мне не нравится с российской стороны: эта детская ложь про «отряды самообороны», которые берут там все под свой контроль. Понятно, что в Крыму проходит «военно-спортивный праздник «Весна»», – и к чему скрывать базовый, давно описанный сюжет? Типа: все врут – и мы врем? Но эта ложь не прибавляет уважения таким серьезным руководителям такой серьезной страны, не правда ли? Разве вы кого-то боитесь? Или вы хотите сохранить для «западных партнеров» некую видимость того, что все нормально, чтобы партнеры не очень брыкались, уже оценив неизбежность того, что происходит? Прагматичные западные партнеры, которые тоже где-то учились, думаю, слышали, что такое Севастополь, и что он всегда значил для России. Полагаю даже, они лишь удивлялись, что Россия давно его не вернула. Тем более учитывая то, что им на сомнительных основаниях владеет бесконечно больное и слабое государство, хромающее на обе ноги двадцать лет и существовавшее во многом все эти годы за счет России. Крым упал ему с неба обременительным политически довеском, который, тем не менее, может сиять алмазом в короне любой страны. Но когда он не ворован.

«Вежливые люди», конечно, хорошее определение для «захватчиков». Вряд ли подлинные захватчики могли бы долго оставаться вежливыми. Но в специфически условиях «острова Крыма» они воспринимаются как освободительный десант, заброшенный в тыл врага после многолетней оккупации. Когда им будет разрешено раскамуфлироваться – надо думать, их начнут забрасывать не гранатами, а букетами.

В этой ситуации меня тревожит другое: не станут ли некоторые повстанческие дружины устраивать в Крыму теракты – чтобы отравить местным удовольствие? Учитывая, что некоторые из этих ребят воевали в Чечне. Не отключение энергосистем я боюсь: Украина сейчас не в том состоянии, чтобы позволить себе блокаду, – а вот это. Но все же самое страшное: сколько же бумаг на собственность надо будет переоформлять по российскому образцу!

Tags: Крым, Россия, Украина, политика
Subscribe

  • Синдром Пэна

    Некоторые, а, может быть, даже многие молодые люди не могут стать взрослыми. И не хотят. Наверное, такие были всегда, но у них было меньше…

  • Записки гламурного отшельника

    Покойный Нильс назвал меня когда-то «гламурным отшельником». Обидеть хотел, очевидно. Сам я обозначил себя, как трудолюбивого…

  • Факт

    Верующие и неверующие, в том числе ученые, говорят одно и то же. Просто верующие на вопрос «откуда все взялось?» говорят: Бог создал. А…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Синдром Пэна

    Некоторые, а, может быть, даже многие молодые люди не могут стать взрослыми. И не хотят. Наверное, такие были всегда, но у них было меньше…

  • Записки гламурного отшельника

    Покойный Нильс назвал меня когда-то «гламурным отшельником». Обидеть хотел, очевидно. Сам я обозначил себя, как трудолюбивого…

  • Факт

    Верующие и неверующие, в том числе ученые, говорят одно и то же. Просто верующие на вопрос «откуда все взялось?» говорят: Бог создал. А…