Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Categories:

Про лес

Я чувствую себя между двух сумасшедших домов, и в обоих засели патриоты. А патриотизм до добра не доводит. Мне, конечно, западло иметь что-нибудь общее с полоумным Кургиняном. Если он «за», то я автоматически «против». Кургинян – это такой маркер и обратный критерий. Но я не могу без слез смотреть на бывших друзей, заполошно выкрикивающих бандеровскую речевку, возведя ее в символ веры.

Стоит примкнуть к любому протесту – и через десять шагов окажешься в толпе полоумных, для которых оппозиционность превратилась в религию. Большинство людей, к сожалению, вообще может вместить в голову лишь одну идею, зато она заполняет ее (голову) целиком, не оставляя места ни на какую другую, тем более критическую по отношению к первой. Собственно, это и есть механизм фанатизма.

На мой взгляд, благороднее и для всех безопаснее быть, скажем, балетоманом, чем политическим фанатиком. Это фанатизм самой низкой пробы. Я помню своих друзей, которые в начале 80-х дружно обращались в православие, причем, как принято у неофитов, в такое УРА! Это было какое-то повальное безумие! Теперь я вижу новое повальное безумие – и лишь надеюсь, что оно когда-нибудь пройдет.

Поэтому со всей своей пропагандой за то или за это – идите лесом!

Tags: политика, филиппики
Subscribe

  • Проводы Лены

    Поют бывшие "Древа": Наш стихийный романс с Леной:

  • А теперь Лена Мушникова...

    Год назад на моем д/р:

  • Волшебник

    Юра был одним из самых своеобразных персонажей московской художественной тусовки, окучивающей уродца, выросшего, как ядовитая пластиковая роза…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Проводы Лены

    Поют бывшие "Древа": Наш стихийный романс с Леной:

  • А теперь Лена Мушникова...

    Год назад на моем д/р:

  • Волшебник

    Юра был одним из самых своеобразных персонажей московской художественной тусовки, окучивающей уродца, выросшего, как ядовитая пластиковая роза…