Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Абсурд и путешествие в никуда

Философия начинается из отчаяния, считает Шестов, наследуя Кьеркегору. Я бы уточнил: философия начинается со слабости, понимаемой трагически и метафизически. Слабости, которая обрастает словами и resentment’ом (чувством обиды). Не надеясь на саму себя – она на всех порах несется к вере, за которой распознает изначальные и незыблемые основания, неподвластные сиюминутным ветрам профанной реальности.

Вера – естественна, как мечта, и есть символическая актуализация невыполнимого. И если Кьеркегор останавливается на умеренной теологии, то Шестов идет много дальше. Кьеркегор для него недостаточно Кьеркегор, недостаточно АБСУРДЕН! Поэтому Шестов кончает откровенным иррационализмом – и с гордым мракобесием заявляет: долой разум и этику! Только вера, только отчаяние и абсурд! Рациональное – банально и мелко, а абсурд – глубок, как клочки нерасшифрованной информации (сокрытые в священных книгах).

При этом сама шестовская вера апеллирует к формулам знания: «Для Бога нет невозможного!» – говорит она. Вполне себе логичная рациональная мысль: если есть Бог – то да, для него нет невозможного. Во всяком случае, для того Бога, которого мы хотим, который нам нужен. Ведь могут быть и более слабые или безразличные боги.

Осталось только поверить в такого Бога. Ну, а как не поверить, раз он такой хороший? Но в этом и заключается подвох: вера не выбирается для усложнения жизни (не советское же время). Она заставляет нас что-то делать, но, в общем, не обременительна, а взамен сплошной шоколад. В чем же подвиг, о котором пишет Шестов, – если ты веришь в то, во что тебе приятно верить?

Вот умер Шульгин, и все стали делиться благоглупостями о том, что великий химик отправился в давно замысленное путешествие, словно им действительно известно что-нибудь о том, куда он «отправился».

Вера начинается там, где прекращается мышление – пишет Кьеркегор. И начинается желание – добавлю я. Не верю, Господи, ибо слишком хорошо вижу мое желание! Желание, даже превосходящее либидо, ибо относится к нашему базовому, неотступно пугающему нас страху: смерти прежде всего.

Всякая жизнь в силу инстинкта сопротивляется смерти. Но лишь человек знает, что сопротивление бесполезно, и победа смерти – написана на нашем челе, с непроставленной датой капитуляции гарнизона. Вот в чем абсурд! – в случайности и ненадежности жизни, непринимаемой разумом. Можно сказать, что знание о смерти создало цивилизацию – бастионы борьбы против страха и хаоса, среди которого теплится эта случайная и короткая жизнь.

Человек – раб определений, которые гипнотизируют его. Поэтому он рационализировал страх и инстинкт, уведя смерть с помощью веры в бесконечную перспективу. Он нейтрализовал страх смерти, а заодно – неудовлетворенность…

То есть человек совершил крайне естественную и рациональную вещь. В чем же хвалебный абсурд?

Если бы он смог сделать и следующий шаг: сосредоточиться и полюбить этот «абсурд», эту странную историю, в которую он попал, этот недолгий казус, это отчаянное (и иногда прекрасное) путешествие в никуда.

Tags: религии, упражнения, философия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Заинтересованность

    Так называемая «мораль», «понимание» добра и зла – это вторичный продукт религиозных (мифологических) концепций,…

  • ***

    Критик всегда одинок, Летом, зимой, в промежутке. Ищет повсюду исток Ужаса: в курице, в утке... Критик всегда виноват: Если девчонку…

  • Другой механизм

    Чтобы объяснить странное поведение человека в некоторых исторических ситуациях, например, культурных немцев в Третьем Рейхе, когда упомянутый…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments