Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Categories:

Память

Я ничего не имею против концепции жизни «здесь и теперь» и признаю ее правоту: жить «здесь и теперь» – и сладко и трудно, ибо это означает жить «без подсознания», жить, не обращая внимания на тени прошлого, страхи будущего, все, что надо держать в голове, сканируя пространство на опасности и ближайшие (или отдаленные) цели.

Тем не менее, мы – это весь ствол нашей жизни, а не лишь верхняя чешуйка, наше «теперь». И ощущение всего это «ствола» делает нас – нами, способными ценить и предвидеть, ибо взгляд назад может быть спроецирован вперед, благодаря чему можно многое понять. Вообще, человек забывает, потому что хочет забыть, ему неприятно вспоминать те страницы, где он был плох и случаен. И хоть Моррисон пел «Learn to forget», ненарушенная память – это как неповрежденный позвоночник, к которому крепится вся жизнь и через который идут сигналы от всех внешних систем наблюдения.

Человек, трепетно пестующий свою жизнь, – старается не забывать себя, от самых первых дней, в которые все закладывалось, он старается жить так, чтобы забывать не требовалось. И прошлое для него такое же «теперь», как и теперь календарное. Человек един со своим прошлым, в котором его сегодняшнее «теперь» – только верхний листок на дереве. Он уважает свою жизнь, потому что помнит, сколько было шансов не дожить до этого дня, сколько было развилок и ловушек. И теперешний день – как приз за стойкость и верные ответы на «трудные» вопросы.

Мы – это не мы «теперь», мы – это все дни, что мы прожили, весь материал, который мы пропустили через себя и оставили в себе. Мы – это очень много и очень давно. Поэтому и можно в какой-то момент стать спокойным и даже сказать, как Эдип, что «все хорошо».

Tags: письма с Понта, психология, упражнения, философия
Subscribe

  • Мотивация

    В глубине человека живет отчаяние, которому он не дает выйти наружу. Оно связано с ощущением нелепости жизни, недовольством собой и невеселыми…

  • картинка

    Две женщины. 60х47,5, оргалит/акрил

  • Записки гламурного отшельника

    Покойный Нильс назвал меня когда-то «гламурным отшельником». Обидеть хотел, очевидно. Сам я обозначил себя, как трудолюбивого…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments