Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Листик (рассказ А.)

Листик остался жив. Он сорвался с крыши дома на Чистых Прудах, где А. снимала мастерскую. Крыша, соседствующая с мастерской по чисто конструктивной причине, тянула к себе обоих, и А., и Листика: А. – пить-курить здесь с друзьями, греться на солнце и даже спать по ночам, Листика – фиг знает зачем? И Жека, ее возлюбленный, который уходил от нее в это время к соседке (практически уже ушел), – благородно поехал с ней к ветеринару.

Врач решил, что оснований жить у кота нет – и А., не уходя далеко, упала в обморок. Пока врач, его ассистентка и Жека суетились вокруг нее, умирающий кот сумел уползти с хирургического стола. Пораженный силой любви и жизни, фашист-врач сжалился и выписал ей простыню дорогостоящих препаратов, таблеток и уколов, способных через разорение владельца животного успокоить его (владельца) страдающую совесть.

Кот, тем не менее, выздоровел.

О коте сказано достаточно, теперь о его хозяйке… После рождения ребенка в совсем юном возрасте и прочих проблем – это был очень удачный, может быть, лучший период ее жизни: первая квартира, она же мастерская, которую А. могла бы назвать «своей», работа художником в театре (в то время казавшаяся интересной) – а очень скоро к «проекту» присоединился Жека, высокий эффектный брюнет, гитарист из Ростова-на-Дону, «творческая личность». А «творческая личность», натурально, тянет к себе другие «творческие личности», особенно в районе Чистых Прудов. Жизнь превратилась в сплошное буги-вуги, которое в теплые дни выплескивалось на упомянутую крышу.

А потом наступила зима. Однажды в сильный мороз к ним пришел Листик, рыжий пушистый кот, и стал громко мяукать под дверью. Допущенный погреться – он придирчиво осмотрел помещение, признал его соответствующим ожиданиям – и остался в нем жить. Кота она любила, непонятно за что. Любимой его забавой было – подобраться к сидящему человеку и вцепиться ему зубами в волосы. (Ну, вот, он опять! – можно подумать, я пишу о коте!)

В Москве Жека делал сразу две карьеры: музыкальную и коммерческую: играл гламурный панк-рок в симпатичной группе и развозил продукцию своего отца, хозяина шляпной мастерской. Коммерция у обоих шла хорошо, и родители Жеки уже подыскивали ему собственную квартиру в столице. Даже первые варианты были осмотрены – ею и Жекой. Родители Жеки, очевидно, считали ее невестой. Но это никак не входило в планы провидения…

Провидению было угодно, чтобы в пандан с явлением Листика – пара молодых людей, Макс и Лена, признали подходящей для них квартиру внизу. Макс был актер, как водится «пьющий, но с багажом», а Лена, субтильная блондинка, скромно работала продавщицей в магазине. Еще у них была девочка, ровесница Коли, ее сына, – и они, не перенеся стольких совпадений, сдружились, иначе говоря, ходили друг к другу в гости...

Однажды А. приснился сон: их с Жекой пригласили на закрытую вечеринку в большой дом, где было и дорогое вино, и всякие там закуски, и музыка, и даже какие-то магазины, полные редких вещей – почти задаром. Посреди вечера в толпе гостей ей попался знакомый, который предупредил ее, что им надо сваливать: на самом деле здесь собрались убийцы, а гости – их жертвы. А. стала уговаривать Жеку уйти, но тот упирался: «Перестань, все ерунда!» или: «Погоди, давай лучше выпьем!», или, наконец: «Смотри, какая обувь!..» – модник-Жека не мог пройти мимо… И в тот момент, когда она, наконец, заставила ненаглядного идти – появились хозяева с ружьями и стали стрелять. Они побежали – до входа было уже недалеко – Жека успел выскочить, а ей прямо на пороге попали в спину…

В реальности погибла не она: это сосед Макс бросился под поезд метро.

Когда человек кончает с собой, всем ужасно хочется знать: почему?! Лена естественно думала, что это из-за нее: последнее время между ними участились скандалы, причиной которых были его запои и нехватка денег…И вот он, неудовлетворенный актер-неудачник, решил, мол, освободить ее от себя. Но, может, все банальнее, и он просто упал на рельсы пьяный. Так думала А.

Лена не могла успокоиться, ушла с работы, сидела дома и лила слезы. Жека, большую часть дня свободный, стал ходить к ней, по-соседски – утешать. И в этом сильно преуспел.

Конечно, развязка была назначена на теплый летний вечер, когда все молодые и относительно молодые люди тусуются на бульваре… А. возвращалась от Коли, который тогда жил в Чертаново, и напротив метро увидела Жеку и Лену. Лена висла на Жеке, как прежде висла на Максе. А. все поняла и молча прошла мимо. Жека тоже увидел А. – и аналогично понял, что она все поняла.

В ту ночь он первый раз не ночевал дома. Он пришел на следующий день – забрать кое-какие вещи.

К своему удивлению он нашел полную квартиру людей, которых пригласила А. Они пили, курили траву, приятель Ганс, с головой, голой, как камень, которая даже Листика приводила в недоумение, стал волочиться за ее подругой Аленой – и ушел полежать с ней на хозяйской кровати. Третьей к ним присоединилась пьяная хозяйка, то бишь А. Жеку это почему-то взбесило. Не найдя ничего лучше, он схватил телевизор и швырнул его об стену.

– Блин! Почему ты разбил мой телевизор, а не свою гитару?! – закричала А.

Гости еще не успели прийти в себя, как появилась вызванная соседями милиция. Ганс показал милиционерам паспорт, из которого следовало, что по удачному совпадению у него сегодня день рождения. Успокоенные информацией, а так же толикой денег, милиционеры ушли, пожелав счастливо повеселиться. Буги-вуги продолжалось, но уже в истерическом темпе.

И в довершение через день или два с крыши сорвался Листик. Лечение Листика съело все деньги, которые обычно съедала квартира, и продолжение веселья покинуло границы рентабельности… Во всяком случае, это было такое объяснение. А просто не хотелось встречать в подъезде Жеку. Да и Лену. Тем более обоих вместе. Тягостным раздумьям и горьким сожалениям, переходящим в сцены, тогда не было конца.

Так завершился голубой период де Домье-Смита.

А спасенный Листик остался жить у Жеки: его в этом доме все устраивало.

Tags: Листик, беллетристика 3, рассказы
Subscribe

  • Синдром Пэна

    Некоторые, а, может быть, даже многие молодые люди не могут стать взрослыми. И не хотят. Наверное, такие были всегда, но у них было меньше…

  • Записки гламурного отшельника

    Покойный Нильс назвал меня когда-то «гламурным отшельником». Обидеть хотел, очевидно. Сам я обозначил себя, как трудолюбивого…

  • Ветер в волосах

    Я родился и вырос в мире, где не было эстетики. «Этики», напротив, было много – и сводилась она к декларациям, равно удаленным…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments