Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Жизнь

 

Государство боится за себя, оно чувствует свою нелегитимность. Оно выставляет границы, видя хаос в человеке, природе и истории. Оно строит демаркационных линий, и все они не по твоему размеру.

Человек боится за себя: он чувствует свое одиночество. Он творит вокруг себя разные формы мира (мифа), чтобы не ощущать себя в пустоте.

Жизнь – это бой на поле свободы и необходимости. Мы хотим нестись на предельной скорости и не переносим ограничений, надеясь, что на пути не встанет женщина с коляской (в любых смыслах). Наш дух хочет парить. Но не для того дух выбирал узилище, чтобы парить. Он забыл, что хотел познать новую истину, сотканную из жертв, противоречий и боли.

Мы живем в "идеальное" время, во всяком случае, если взять это слово в кавычки. У нас есть враги, те, кто из своей духовной бедности ненавидят тех, кто ярки, веселы, кто может радоваться дешевым вещам. Для прочих есть куча дорогих и огромных – утешить их за несчастье видеть мир исключительно материально.

У них есть своя правда. Те, кто радуется "пустякам", не может удержать границу, не будет останавливать варваров, которые сожрут и эту небольшую оранжерейную свободу. Не за свободу, конечно, они беспокоятся, а за свой домик и за место в списке. Они так горды значиться в кем-то составленных списках: граждан, мужей, патриотов, автомобилистов… С энтузиазмом, достойным лучшего применения, они бьются за кем-то придуманные идеи, моды, псевдоиерихоны. Они готовы променять на это – право числиться в списках живых. Они не знают счастья быть чужими на любой земле от основания мира.

Кто же тогда те счастливые? В терминологии Уильяма Джеймса – дваждырожденные. Кто один раз уже умер (может быть, в ходе психоделического эксперимента, и тогда "умер" тоже надо взять в кавычки), и понял, видел загадочные сцены внутри Золотой Пещеры, которая мне всегда слышалась как Золотое Сознание (а золото, если верить Проппу – символ того света). Кто стоял на краю. Кто задает вопросы и живет в этом мире как эмиссар другого. Которого, может, и нет еще, но который обязательно будет.

Мы ищем знаки, пробуем найти место. И вдруг кто-то, неизвестно из каких побуждений, что-то нам предлагает. Музыку или поляну. Чисто идеалистическую идею. Настоящее благородство. Чтобы наши люди имели свой праздник.

Мы исповедуем идеализм. Мы хотим быть самыми лучшими. Но не в понятиях обыденной морали, которая легко совмещает закон и убийство, мир и войну. Мир и война (хорошее название для романа) – неизлечимое свойство этой лужайки. Но оно не заставит нас стать еще одним патроном в револьвере, которым стреляет в мир пресловутый слепец из песни (уже из другой).

Tags: телеги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments