Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Category:

О свободном сексе

 
 

"Свободный" секс начинает там, где любовь лишь заканчивает. Любовь – это поиски родства и способ выйти за границы эго. Человек долго приручает другого человека и приручает себя к жертвам и попыткам понять чужое. Сама мистерия любви так хороша, что с ней никак не может сравниться пошлое удовольствие секса. Но как раз "ранний секс" может сделать все остальные движения души – ненужными, ибо первичный инстинкт уже удовлетворен, грубый кайф получен, некое эмоциональное насыщение произошло.

Более того, настоящая романтическая любовь вообще может не держать секс в уме, и даже отрицать его необходимость. Очевидно, что стремление к любви и стремление к сексу – проистекают из разных источников. Стремление к любви может питаться одиночеством и ощущением неполноценности, недостаточности себя. В нем может быть сколько угодно так называемых "комплексов", хотя это всего-навсего некоторые неотменимые аспекты душевной жизни. Любовь "ловится" на красоту, как секс ловится на соблазн. Изрядное число людей как и массовое искусство изощренно эксплуатируют именно этот вид товара, дешевого, доступного, обещающего быстрое насыщение.

Красота – не функциональна. Она никогда не сравнится с доменной печью или башенным краном. Максимальное, что может дать красивая женщина – приятный секс. А все прочее – реальная жизнь. Жизнь двух душ, связанных не красотой, а целями существования и совпадением этих целей. А еще способностью нести много и с песней. И не быть занудой. Гностические эоны должны отражаться в тебе, как в зеркале, а не зеркало должно говорить тебе, как ты соблазнителен и можешь всех обмануть.

Вот какие сложные вещи предлагает любовь. "Свободный" секс не хочет знать никаких проблем. Он ловится на соблазн, но быстро разрушает иллюзию. Красота, загадка души – не доходит до состояния мифа, жертвы не приносятся, отношения не ценятся. Характерно, что западное общество, утвердившую эту модель "любви", – это общество тотального одиночества.

 

Эксклюзивность секса повышает его цену, превращая его во что-то, сродни таинству, что делают только двое под покровом темноты, словно преступники, словно приобщаются к чему-то запретному и великому. Это одновременно становится и актом доверия друг к другу: вы сообщники, вы понимаете ответственность того, что делаете, это уже навсегда останется между вами, это уже нельзя будет отменить. Секс становится договором и даже моделью восстановления изначальной неразделенной двоицы, Пуруши, Адама Кадмона, Антропоса и андрогина.

Что останется от всего этого, если секс превращается в банальность, вроде ковыряния в зубах, и после процесса так же забывается, как съеденная сосиска? Когда действуют и участвуют не личности, а абстрактная вагина и абстрактный фаллос? Наверное, в этом случае будет меньше комплексов и вопросов, меньше трагедий на этой почве. За счет того, что эти вещи перестали быть серьезны, как перестало быть серьезно богослужение.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Контрдоводы

    Вот возможные контрдоводы на мой вчерашний пост о войне и политике. Разумеется, война – вещь нехорошая, это крайний способ ведения…

  • Ставки

    В дневнике Блока за 1917 год есть запись о его разговоре с солдатом, «который хорошо, просто и доверчиво рассказал мне о боевой жизни... как…

  • Заинтересованность

    Так называемая «мораль», «понимание» добра и зла – это вторичный продукт религиозных (мифологических) концепций,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments