Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Categories:

Классификация народов

Есть народы-лавочники и народы-поэты. Деление это, понятно, условно. Первые – трудятся, торгуют, копят, воюют за новые территории и рынки – ради прибыли, сытого спокойствия, красивой жизни для себя и своих детей. Удобство жизни – их альфа и омега. Они по-своему буддисты шопенгауэровского толка – и не создают привязанностей, от которых будет мучительно отказаться (так берегут они свою бесценную душу). Так что кажется, что они и не любят ничего по-настоящему (кроме банковского счета). Они обязательны, исполнительны, инициативны во всем, что касается прибавления капитала, законопослушны (относительно). Ими даже можно не управлять – они и сами ходят строем. Ибо их дорога проложена раз и навсегда: образование, работа, бизнес, ипотека, ссуды – и достойная старость на лужайке собственного дома. Дети не приезжают, друзей нет, есть несколько знакомых, с которыми можно поиграть в шашки.

Вторых можно проиллюстрировать цитатой из известного романа: «Старик Обломов как принял имение от отца, так передал его и сыну. Он хотя и жил весь век в деревне, но не мудрил, не ломал себе головы над разными затеями, как это делают нынешние: как бы там открыть какие-нибудь новые источники производительности земель или распространять и усиливать старые и т. п. Как и чем засевались поля при дедушке, какие были пути сбыта полевых продуктов тогда, такие остались и при нем.

Впрочем, старик бывал очень доволен, если хороший урожай или возвышенная цена даст дохода больше прошлогоднего: он называл это благословением божиим. Он только не любил выдумок и натяжек к приобретению денег.

– Отцы и деды не глупее нас были, – говорил он в ответ на какие-нибудь вредные, по его мнению, советы, – да прожили же век счастливо; проживем и мы: даст бог, сыты будем.

Получая, без всяких лукавых ухищрений, с имения столько дохода, сколько нужно было ему, чтоб каждый день обедать и ужинать без меры, с семьей и разными гостями, он благодарил бога и считал грехом стараться приобретать больше».

Они готовы довольствоваться малым, ибо боги уже все или почти все им дали: землю, леса, реки, простор. Смекалку и силу. Они самодостаточны, но всегда готовы сняться с места и пойти куда-то еще, все бросив. Они согласны и на великий эксперимент, сжигая старое, словно костыли и цепи, освобождая площадку и себя для настоящего! Материальное для них ничто – в необходимом количестве они создадут его из топора, ни о чем не парясь! Им важнее эмоции, порыв, размах, здесь и сейчас. Или покой, но настоящий, обломовский, то есть философский. Они не планируют, не копят, не страхуются. Они готовы много работать, но не для прибыли, а для интереса, для радости труда (не всем понятной), особенно если в хорошей компании.

Если первые прагматики и скряги, то вторые – бесшабашные идеалисты, часто по-детски необязательные, ненадежные, непредсказуемые. Естественно, среди обоих типов существуют многочисленные исключения, компенсирующие основной признак, чтобы он не стал слишком довлеющим. Эти народы, тем не менее, не понимают друг друга и не могут договориться. И правила одного народа совсем невыполнимы у другого.

Обломов, конечно, великолепен, но и слишком гротескнен, через него нельзя объяснить многие феномены русской жизни. Он чисто гоголевский персонаж, Чичиков наоборот: если Чичиков сам мотался по всем, то Обломов мудро лежит на диване, а все ездят к нему. Он, скорее, ленивый философ, в стиле «ленивого софизма».

Собственно, все дело в судьбе, роке, который определяет историю. И первые народы борются с ним технически, рационально, стелют соломку, запасают огнетушители, зная, что Бог спасет лишь избранных и немногих. Вторые – надеются на авось, им не хочется жить скучно, зато спокойно, постоянно строить планы и думать: а что мы будем делать, когда грянет гром? Грянет – тогда и посмотрим, Бог спасет! Иначе – зачем он нужен? Он же свой парень, он ближе и человечнее, чем Бог более образованных народов. Конечно, это не умно, не расчетливо, не цивилизовано, зато поэтично. Поэт не может жить иначе, и народ-поэт – тоже.

Поделить народы можно и иначе: конкуренция vs сотрудничество, индивидуализм (эвфемизм для эгоизма) vs открытость. Но тут и так достаточно написано.



Tags: политика, психология, фанаберии
Subscribe

  • ***

    Критик всегда одинок, Летом, зимой, в промежутке. Ищет повсюду исток Ужаса: в курице, в утке... Критик всегда виноват: Если девчонку…

  • ***

    Я не играю с жизнью, Может – она сама… Как утомленный лыжник – Просто схожу с ума. Каждым пропащим утром, Словно из…

  • ***

    Эти игры со мною, Лесбия, – Как ребенка с огнем и с лезвием… А ведь были желанья дружные И покровы совсем ненужные. И…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments