Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Category:

Авторитет и нонконформизм

Во первых строках своего опуса «Разум и революция» Маркузе пишет, что немецкая философия приветствовала Французскую революцию и была, типа, ее теорией (постфактум), исходя из гордой идеи, что личность, человек – властелин собственной жизни, и что «его труд и радость определяются отныне не каким-то внешним авторитетом, а его собственной свободой и разумной деятельностью». Человек, мол, стал «авторитетным субъектом своего собственного развития» – и т.д. Он не должен соглашаться на существующие обычаи и правила, потому что свободен, потому что свобода – это… ну, вы понимаете! И дальше в том же духе: человек сам по себе стал так хорош, что и без «внешних авторитетов» все поймет и сделает, и лишь общественные условия его портят. И дай ему свободу – он все наворотит о-го-го и на идеальный лад!

В общем, известная песня. Сколько крови было пролито из-за этой инфантильной идеи, достойной незнающих жизни школяров! «С точки зрения Гегеля, – продолжает катать шары Маркузе, – решительный исторический переворот, начатый Французской революцией, заключается в том, что человек вознамерился полагаться на свой ум и отважился подчинить наличную реальность нормам разума». Хорошо звучит! Мы видели последствия: крови стало в разы больше!

Увы, человек не хорош! И он боится собственной свободы – и правильно делает. А если не боится – то лучше бы боялся, дурачок! Человек сам по себе ничего не знает, не умеет, даже того, что от рождения знает любой щенок. Он – абсолютная tabula rasa, на которой окружающий мир пишет свои каракули. Впрочем, на одной табуле получается писать одно, а на другой другое, а потом и сам хозяин табулы обзаводится мелом и начинает активно карябать всякую абракадабру. Иногда достаточно интересную для других табул. (Ибо в целях выживания человек задуман внутри себя талантливым.)

Да, живи он в идеальном обществе!.. Но он живет в том, в каком живет, далеко не идеальном. Поэтому он сам активно не идеальный. Да и может ли быть человек идеальным – с его физическими потребностями, «инстинктами», амбициями и пр.? С точки зрения абстрактного идеала – он принципиально неидеален. Чего же ждать от его «разумной» или любой другой деятельности? И свою «свободу», свались она ненароком на него, он использует во вред и себе и всем окружающим, будь он хоть Ньютон, хоть гастарбайтер Махмуд. Он не хочет авторитета, потому что авторитет требует от него сложного, он сам, типа, авторитет! Но он – только Махмуд (собирательный).

И авторитет государства в этом смысле меньшее зло, чем его своеволие. Потому что государство в любом случае – не один человек, а какое-то количество институтов, в которые так или иначе отбирают лучших, со своим опытом, традициями, образованием, системой ценностей и суждений. Любое государство – это механизм сдержек и противовесов, механизм адаптации какофонии безумных сигналов, идущих от человека, механизм компенсации завиральности и безответственности, присущих индивидам.

Конечно, нонконформизм – отличная вещь и нужная школа, и я приветствую нонконформизм всеми фибрами! Именно тотальный советский конформизм привел к гибели страны. Будь люди смелее и принципиальнее, в общем, «идеальнее» – они смогли бы что-нибудь улучшить, не разрушив на корню дом, в котором они жили, ведь было в нем не одно дурное! Но мы-то, «лучшие», «идеальные», нонконформисты – не видели ничего, кроме дурного, и не хотели ничего, кроме тотального уничтожения! Да, все получилось, как я хотел. Ибо видел лишь децл реальности и проблемы. Как и все. А те, кто видел больше, оказались трусами, конформистами, просто мерзавцами, надеющимися на какие-то супербонусы (и они не обманулись). А остальным просто было лень напрягаться. Ибо ситуация была сложная, порождена не ими, практически не реформировалась имеющимися методами, застарела и пр.

Человек сам по себе – не авторитет, не гуру, не учитель (лишь в какой-то узкой области). Государство может им быть – но может и не быть. И очень трудно понять, когда стоит начать бунтовать против него, когда не стоит? Ибо вместо того, чтобы лечить больного – мы заморим его насмерть.

Идея хоть о «свободе», хоть о «человеческом разуме», который должен быть положен в основу всего и который все может устроить на идеальный лад, – напрямую проистекает из древней идеи «души», которая по своему божественному происхождению должна быть идеальна, следовательно, сама все может постичь и надежно руководить человеком (естественно, если она достаточно «просветлена»). Если есть «душа», то есть врожденные идеи, происходящие из, само собой, идеального источника. И, опираясь на них, можно построить то, что Бог предназначил для человеков.

Но если ее нет, что было понятно еще ненавистному для немецких философов Локку, что остается? Где критерий? Разум? Никогда в человечестве не проливалось больше крови, чем начиная с «веков разума». Разум, как известно, находится не в голове, его приносит ветром со стороны Каспийского моря. Остается маленькая, глупая, греховная личность, очень юркая, живучая, хищная, но к истине никак не относящаяся. Впрочем, жизненно зависящая от постижения ее, хотя бы в приблизительных очертаниях.

И разум («с большой буквы») как не правил миром во времена немецких философов, так и не правит. Правит эгоизм, экономические интересы, жажда власти, комфорта, славы. Кажется, это вечно и неистребимо. За свою сравнительно долгую жизнь я увидел, конечно, какие-то изменения в человеке, но определенный прогресс в одном с лихвой компенсировался деградацией в другом.

Запрягать же в одну идеологическую колымагу свободу и равенство, как норовят «прогрессивные мыслители», – хуже, чем щуку и лебедя из басни. Свобода и равенство в одном флаконе вообще несовместимы, потому что свобода с точки зрения «либеральной» теории есть в первую очередь рыночная свобода и свобода конкуренции. А это – конец всякого равенства, торжество экономически сильных.

Да свободы вообще нет (так что и запрягать нечего): это абстракция даже не первого, а второго порядка. Свобода может быть только мощью, которая имеет силу и право изменять мир.

Вероятно, существуют «объективные принципы», на которых могла бы строиться действительность «с точки зрения разума», но никто, однако, не собирался и не собирается жить согласно этим принципам. Потому что трудно.

Меня можно заподозрить, что я потерял веру в людей. Да, относительно прежнего ее стало меньше. Жизнь показала, что мир гораздо сложнее тех простых конструкций, которые мы использовали для его познания целые десятилетия. Наша вера была сродни вере большевиков, так же догматична, узка и утопична…

Это время прошло.

Tags: мизантропии, политика, революция, свобода, филиппики, философия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Заинтересованность

    Так называемая «мораль», «понимание» добра и зла – это вторичный продукт религиозных (мифологических) концепций,…

  • ***

    Критик всегда одинок, Летом, зимой, в промежутке. Ищет повсюду исток Ужаса: в курице, в утке... Критик всегда виноват: Если девчонку…

  • Другой механизм

    Чтобы объяснить странное поведение человека в некоторых исторических ситуациях, например, культурных немцев в Третьем Рейхе, когда упомянутый…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments